Главная > Краеведение > История страны – в истории семьи

История страны – в истории семьи

ЖД вокзал

В последнее время интерес к родословной своей семьи стал модным и популярным явлением в нашем обществе

 

Надежда Иванова

 

Это неудивительно, человек всегда стремился знать хоть что-то о своих предках.

 

А ведь это ещё и крайне полезно: узнавая что-либо о своих пращурах, невольно соприкасаешься с историей вплотную, и это уже не мёртвые страницы исторических учебников, а что-то живое, родное, пронизывающее твою душу. Каждый человек носит в себе историю, отражённую в родословной своей семьи.

Общаясь со своими сверстниками, я заметила, что когда заходит разговор о предках, то все непременно говорят: если дедушка – то обязательно знаменитый человек; если прадедушка – то дворянских кровей или купец. Сейчас стало модным быть потомком какой-нибудь знаменитости. А если прадедами были крестьяне или рабочие? Так получилось, что среди моих предков были и те, и другие. Изучая их судьбы, я поняла, как может быть непредсказуема человеческая жизнь, то вознося человека высоко вверх, то бросая в глубокую пропасть.

В 1890 году мой прадед Кирилл Цуканов был направлен для организации амбулатории для лечения рабочих на только что образованном полустанке Астапово. Он тогда представлял собой маленькое поселение в пустынной степной местности и насчитывал меньше 100 домов. Перед вокзалом построили дом и хозяйственные постройки для начальника станции. Сразу за домом, там, где сейчас сквер с памятником Л.Н Толстому, был рынок, куда крестьяне из деревень привозили на продажу свои продукты. Рядом поставили церковь и при ней церковно-приходскую школу. После революции церковь закрыли, и до строительства двух новых школ (№42 и №5) все дети посёлка учились в школе №19 в здании церкви. Учился в ней мой дедушка, бабушка, отец моего мужа, мой папа, моя мама и даже я с 1 по 4 класс.

Секретарь и семейный врач Л.Н Толстого Маковицкий не просто выбрал ст. Астапово для остановки больного писателя: это ближайшая станция, где была амбулатория, а главное, аптека.

 

За рынком для ж/д рабочих построили несколько кирпичных домов, квартиры были крошечные, без удобств, но тогда это считалось очень даже замечательным жильём. Амбулаторию организовали рядом, между церковью и вокзалом, вместе с моим прадедом в амбулатории работал ещё фельдшер Малинин, который завоевал у населения станции большое уважение за свою работу (кстати, его дети тоже были медики и работали в этой амбулатории). Несмотря на то, что потом в посёлке построили хорошую районную больницу, амбулатория ещё долго продолжала лечить рабочих-железнодорожников. В ней принимали детский врач, терапевт, хирург, гинеколог, был зубной кабинет.

В 1908 году начальником станции был назначен Озолиньш Иоган Карл, которого сразу же стали по-простому называть Озолиным Иваном Ивановичем. Ему не было и 40 лет — худощавый, невысокого роста, носил бороду, по характеру был мягкий, доброжелательный. Жил небогато. Чтобы прокормить 7 детей, обзавёлся хозяйством — держал корову, кур, гусей, для помощи по дому и в няньки нанял 12-летнюю местную девочку Е. Сысоеву.

Я очень хорошо помню бабушку Сысоеву, которую любила расспрашивать о тех событиях. Она много помнила и рассказывала о последних днях великого писателя. Жизнь на станции была тихая, скучная и подчинялась ж/д расписанию, определялась не по часам (часы были дорогой вещью и мало у кого имелись), а по гудку маневрового паровоза, которого так и прозвали «кукушка», и памятник которому заслуженно стоит у нас в посёлке. Вставали по гудку, на работу — по гудку, на обед, с обеда и заканчивали работу — по гудку, в последний путь железнодорожника тоже провожал долгий и грустный гудок паровоза. Женщины посёлка тоже приловчились обходиться без часов: «прошёл состав с Твери — пора обедать, прогремел состав с Ростова — пора самовар ставить».

Население посёлка было не очень богатым, но как-то приспосабливались. Можно было, например, сходить в мясную лавку и купить колбасных обрезков с большой скидкой. Колбасными обрезками назывались кусочки разной колбасы, которые оставались от больших кусков и считались некондицией. А ребятишки могли выпросить у матери куриное яичко и обменять его в лавке на кулёчек слипшихся конфет «подушечки». Многие разводили кур, гусей, держали коров, выращивали овощи.

МЕЖДУ ПРОЧИМ

Всем известны имена наших знаменитых земляков, в том числе и талантливых художников. А был ещё один — рано ушедший из жизни и совсем неизвестный художник Степан Иванов — прадед моего мужа. Одна из его картин «Пасха» была куплена краеведческим музеем г. Козлова (Мичуринска) и находится там.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *