Главная > Проекты "НС" > Мы помним (75 лет Великой Победе) > А рядом с домом пели соловьи…

А рядом с домом пели соловьи…

Фото из семейного архива Пестрецовых
Бабушка у родных берёзок, 2009 год

Прошло уже много лет с тех пор, как наша земля разрывалась от взрывов снарядов и впитывала в себя слёзы и кровь соотечественников

 

Татьяна Никонова

 

Всё меньше остаётся тех, кто мог бы рассказать о том безжалостном времени, поэтому считаю нашим святым долгом говорить о войне, помнить подвиги предков и передавать о них детям.

 

Когда-то давно моя бабушка Антонина Егоровна Пестрецова делилась со мной своими воспоминаниями, хоть и не любила говорить о войне. Теперь, когда её уже много лет нет на свете, я вспоминаю те истории.

— Я родилась в 1931 году в селе Топки, и детство моё выпало на тяжёлые голодные годы, — начинала свой рассказ бабушка. — Когда мне исполнилось 9 лет, я должна была идти в школу, но подходящей одежды у меня не было. Моя семья была очень бедная. Еды не хватало – что уж говорить про одежду и обувь. Мамина сестра, которая жила недалеко от города Калинина (Твери) на станции Редкино Октябрьской железной дороги, написала нам письмо, в котором звала к себе жить. «У нас вам будет полегче», — писала она. Терять было нечего – мы решили ехать.

Постирав свою худую одежонку и набрав полную сумку жмыха (растительные остатки, которым сейчас кормят скот), мы сели в поезд. Когда колёса несли нас в чужую сторону, кто-то в вагоне всё время говорил и говорил, уже сильно меня раздражая. Я тогда спросила у мамы, что за болтун с нами едет, и наши соседи дружно расхохотались. Так я узнала о существовании радио.

На новом месте жизнь стала понемногу налаживаться. Наша семья обустроилась в доме родственников, мы со старшей сестрой стали ходить в школу. Но через год грянула война! Всех мужчин и парней забрали в армию, остались одни старики, женщины и дети. Вокруг постоянно шла бомбёжка, во время неё свет в домах включать было запрещено. Часто нам с мамой и сестрой приходилось прятаться в холодном сыром бомбоубежище, где мы долго стояли по щиколотку в воде и промерзали до самых костей.

Ближе к зиме в наш дом пришли разведчики Красной Армии. Все они были одеты в белые халаты и выглядели уставшими и обессиленными. Наша армия отступала, а противник безжалостно её преследовал. Помню, как мы все плакали и молили Бога, чтобы немец не дошёл до нас. Но скоро по селу поехали фашистские танки. Обрадованные своими победами, немцы не стали трогать наши дома. Но они изъяли у населения всё, что было у них съестного, и повесили замок на склад с припасами. В центре посёлка они сразу соорудили виселицу для устрашения жителей.

Мы старались не попадаться немцам на глаза. И когда ходили за солью в сгоревшие склады, при виде солдат прятались в канавы. Однажды мы, заигравшись на катке, не заметили проезжавших мимо немцев. Они передвигались на одиннадцати подводах, а увидев нас, приказали идти следом. Добравшись до пасеки, фашисты демонстративно вытащили из омшаника ульи и побросали их в снег. Был сильный мороз, и пчёлы погибали на наших глазах. Нам было их очень жалко, и мы рыдали навзрыд. А когда мы вернулись домой и рассказали всё маме, она сказала, что нам повезло, что мы сами остались целы и невредимы.

Потом в войне настал переломный момент, и наши войска перешли в наступление. Перед своим побегом немцы грабили дома, накладывая полные повозки вещей и стараясь быстрее вывезти трофеи. Если под тяжестью непосильной ноши лошади отказывались идти, они безжалостно убивали их, а награбленное сжигали дотла.

Как только немцы ушли с нашей территории, мы стали собираться домой, в родимое село. Об этом мечтали с самого начала войны. Много дней ехали в окружную на открытой платформе, но попали под бомбёжку. Дорога была повреждена, и мы не знали, что делать дальше. Пешком добрались до Рязани, где нас обогрели и накормили добрые люди. Здесь было много эвакуированных и тех, кто, как и мы, возвращались в родные места. У нас не было ни денег, не еды — я пошла просить милостыню. Со временем мы насушили сухарей в дорогу и отправились домой. Больше двадцати суток добирались до Топок, в основном пешком. Дома было тихо и спокойно, настоящая благодать. Рядом с домом, как прежде, журчала речка, зеленели трава и деревья, пели соловьи.

Сейчас я сама мама и могу с уверенностью сказать, что в будущем я обязательно расскажу своей дочери всё то, о чём рассказывала мне бабушка. Наше будущее поколение, также как и мы, должно помнить и знать, насколько важен мир, ясное небо над головой, тишина и, главное, родные и любимые люди рядом.

ДОСЛОВНО

— Война – это страшное время, — говорила каждый раз бабушка, заканчивая свой рассказ, — и дай Бог, чтобы она никогда не повторилась.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *