Главная > Помним и чтим > А вслед за встречей выпала разлука, и отняла война их друг у друга…

А вслед за встречей выпала разлука, и отняла война их друг у друга…

Местные жители почтили память земляка

В конце августа рядом с могилой солдатской вдовы Натальи Черномазовой захоронили капсулу с землёй с места погребения её мужа

 

Светлана Дроздова

 

В память о погибшем красноармейце на погосте села Гагино состоялся траурный митинг, прозвучали оружейные залпы, была объявлена Минута молчания.

 

Эта история, как и любая другая, имеет и своё начало, и продолжение, и логическое завершение. Только, взявшись за перо, я надолго задумалась, что же считать отправной точкой в моём повествовании: встречу, войну, первый шаг в многолетней поисковой работе? И решила начать с того момента, когда 21 ноября далёкого 1913 года пронзительный детский крик возвестил о том, что в этот мир пришёл мальчик, которого вскоре нарекли очень редким даже по тем временам именем — Арефий. Произошло это в деревне Деребня Орловской губернии, где чуть ли не каждая вторая семья носила самую распространённую в этой местности фамилию – Черномазовы.

А спустя 5 лет, в ноябре 1918 года, за тысячу километров от Деребни, в селе Гагино Рязанской губернии, в семье Ивана Морозова родилась девочка Наташа.

Шло время. Арефий и Наталья из малых детей превратились в симпатичных юношу и девушку, которым стало тесно в родных деревенских пенатах. Их пути пересеклись в городе Люблино, куда они приехали устраивать свою дальнейшую жизнь. В 1939 году молодые люди решили пожениться, и Наталья отправилась в Гагино за родительским благословением. Только строгий отец наотрез отказался отдавать красавицу-дочь «за первого встречного»: неизвестно, какого этот парень роду-племени. Наталья огорчилась, но жизнь без Арефия была для девушки страшнее родительского гнева. Поэтому в Люблино молодые всё равно расписались и с мечтами о долгой и счастливой жизни и многочисленном курносом потомстве принялись вить своё тихое семейное гнёздышко.

Мечты сбылись бы, если б не война. Через месяц после её начала у Черномазовых родился сын Павлуша. Понимая, что скоро будет отправлен на фронт, Арефий перевёз семью к родителям в Гагино и стал ждать призыва. В декабре 1941 года на перроне Троекуровского вокзала они простились навсегда. «Я скоро вернусь, — сказал мужчина, обнимая жену и сына. – А если что случится… Живите долго – за меня».

Пропал без вести

Жизнь Натальи превратилась в томительное ожидание вестей с фронта. Через год пришло сообщение, что красноармеец Арефий Черномазов пропал без вести в одном из кровопролитных боёв с фашистами. Много слёз пролила молодая женщина, отказываясь верить, что любимого человека может уже не быть в живых. Но на этот раз солдат каким-то образом сумел обхитрить судьбу-злодейку. В июне 43-го от него пришло письмо, в котором он сообщал, что жив и здоров, отчаянно сражается с врагами и не чает дождаться окончания войны, чтобы обнять любимую жену и маленького сына. Но счастье, лёгкой бабочкой запорхавшее в сердце 25-летней Натальи после этого письма, было недолгим. Через несколько месяцев в дом снова пришло известие, что рядовой Черномазов пропал без вести во время боёв за Ленинград. Женщина продолжала ждать и верить, что снова произошла ошибка. С неверием в его смерть она и жила потом долгие-долгие годы после войны.

Отгремели бои. Один за другим возвращались в село уцелевшие солдаты. «Может, и мой вот также скоро откроет дверь и скажет: «Ну, здравствуй, я пришёл», — не переставала надеяться женщина, прислушиваясь к шагам за окнами старенького дома. Но много раз сменили друг друга зимы и вёсны, и боль притупилась, свернулась маленьким комочком в укромном уголке души. Там же, где не переставал ни на один день упрямо гореть робкий огонёк надежды.

Александр Черномазов перед захоронением капсулы с землёй

Горевать было некогда. С утра до ночи Наталья трудилась на ферме дояркой. А в своём хлеву мычало, блеяло, хрюкало многочисленное хозяйство. Требовал ухода и огромный огород. Сын рос, и хотелось дать ему всё самое лучшее, компенсируя отсутствие отцовского плеча. А в печали и радости на помощь приходили песни — певуньей Наталья была знатной.

— Я очень любил бывать у бабушки, начиная с раннего детства, — вспоминает Александр Черномазов. — Отправит она меня, бывало, на русскую печь, а сама внизу хлопочет, готовит что-нибудь вкусное, чтобы побаловать. Томлёное в печи молоко до сих пор помню – кремовое, ароматное, с вкуснейшей пенкой.

Видимо, воспоминания о безвозвратно ушедших временах даются мужчине нелегко, его голос дрожит и срывается, на глазах появляются слёзы. Но, справившись с волнением, он продолжает:

— Она имела сильный, волевой характер и была великой труженицей, постоянно что-то делала, хлопотала по хозяйству. Корову, поросят перевела, когда ей было уже за 80. Не могла сидеть без дела. А по праздникам, помню, к ней приходили подружки, и они усаживались за столом и затягивали прекрасные русские песни. Голоса у них были сильные, красивые, как на подбор.

Поиск

— Как и завещал дед, бабушка прожила долгую жизнь и умерла в 94 года, — продолжает Александр. — Правда, в последнее время признавалась, что устала жить, ведь силы её уже покидали, к тому же полностью ослепла… Про деда она вспоминала часто. Всё гадала, что с ним произошло, как он погиб, где находится его могилка. И как-то я ей пообещал, что обязательно постараюсь это выяснить. Поиски начал в 2006 году.

— Первым делом отправил запрос в местный военкомат, — рассказал мужчина. — Мне подтвердили, что такой человек, действительно, был призван Троекуровским военкоматом в декабре 1941 года на войну, но о дальнейшей его судьбе подробности не известны. Следующим был запрос в Министерство обороны. Но, как выяснилось, там располагают данными только о представителях офицерского состава. А мой дед был рядовым…

— Несколько лет назад мы с отцом решили съездить на малую родину деда, — сообщил Александр Черномазов. — От нашего дома в Домодедове до деревни Деребня километров 800. Приехали рано утром. У первой встречной женщины попытались выяснить, где находился дом Черномазовых. Оказалось, что эту фамилию носит чуть ли не половина сельских жителей. Словом, однофамильцев мы нашли много, а вот нужную нам семью и место, где стоял дедов отчий дом, найти не удалось.

 

Потом я стал вести поиск по Интернету. По счастливой случайности мне удалось связаться с человеком, кандидатом исторических наук, который предложил свою помощь в розыске. Он защищал диссертацию как раз по периоду войны, приходящемуся на 43-й год, когда дед пропал без вести. Алексей (так звали моего нежданного помощника) имел доступ к Подольскому военному архиву, там удалось добыть кое-какие сведения. Он же помог связаться мне с общественной организацией «Российский Красный Крест» (РКК). Как вы знаете, в компетенцию этой организации входит в том числе розыск родственников и установление сохранности могил советских воинов за рубежом, истребование документов об эвакуации, пребывании в период Второй мировой войны на принудительных работах и в концлагерях Германии, в детских домах и так далее. РКК является участником международного Движения Красного Креста, поэтому мне удалось связаться с Германским Красным Крестом. Таким образом, я вышел на финишную прямую. 

Узник под номером 7846

— След моего деда отыскался в концлагере города Цвиккау, — сообщил Александр. — Во время войны этот город был крупным центром военной промышленности, в котором производился ремонт самолётов, выпускалась танковая продукция. Производство требовало многочисленной рабочей силы, поэтому активно использовались военнопленные из многих стран Европы. Размещали их в трудовых лагерях, находившихся как в Цвиккау, так и в расположенном поблизости отделении концентрационного лагеря Флоссенбюрг. От тяжёлых условий труда и жизни здесь скончались сотни человек – мужчины, женщины, дети. Среди них оказался и мой дед. В октябре прошлого года мы с женой Лилей – моей помощницей и единомышленницей в поисковом деле, побывали на месте захоронения узников концлагеря. На центральном монументе советского воинского участка нашли мемориальную плиту с именем деда. Появилось желание каким-то образом, пусть символично, соединить двух любящих, разделённых временем и пространством людей. Поэтому привезли в Гагино капсулу с землёй, накрывшей вместо савана 75 лет назад истощённое и измученное тело узника № 7846.

Краснознамённая дивизия

В ходе поисковой работы выяснилось, что красноармеец Арефий Черномазов воевал в составе 559 стрелкового полка 191 стрелковой дивизии. Эта дивизия с первых дней Великой Отечественной войны принимала участие в ожесточённых и кровопролитных сражениях с фашистами. В декабре 1941 года за освобождение города Тихвина она была награждена орденом Боевого Красного Знамени и стала называться «Краснознамённая».

В 1942 году 191-я дивизия воевала на Волховском фронте. Участвовала в Любанской наступательной операции, полгода вела тяжелейшие бои в окружении в районе Мясного Бора. В январе 1943 года участвовала в прорыве Блокады Ленинграда в районе села Синявино. После трудных, но успешных боёв войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду и соединились, но бои за Синявинские высоты продолжались. 191 дивизия понесла большие потери и после доукомплектования заняла оборону участка по правому берегу реки Волхов. Синявинские высоты стали одним из ключевых мест кровопролитных сражений за город на Неве. Тысячи наших солдат захоронены здесь в братских могилах. А кому-то из них была уготована другая, на мой взгляд, более страшная участь – оказаться в фашистском концлагере. Стрелок Арефий Черномазов был взят в плен в конце 1943 года. И для всех он навсегда так и остался бы пропавшим без вести, если бы не данное внуком обещание выяснить всё о боевом пути деда.

— След моего деда отыскался в концлагере города Цвиккау, — сообщил Александр. — Во время войны этот город был крупным центром военной промышленности, в котором производился ремонт самолётов, выпускалась танковая продукция. Производство требовало многочисленной рабочей силы, поэтому активно использовались военнопленные из многих стран Европы. Размещали их в трудовых лагерях, находившихся как в Цвиккау, так и в расположенном поблизости отделении концентрационного лагеря Флоссенбюрг.

 

А 191-я дивизия, теряя бойцов, продолжила свой путь к Победе. 14 января 1944 года началась Ленинградско-Новгородская операция по освобождению Ленинграда и Новгорода. Наибольшие потери понёс, попав под фланговый огонь, 559 полк — полк Арефия. А его дивизия, как наиболее отличившаяся в боях за Новгород, по приказу Верховного Главнокомандующего стала называться 191-я Краснознамённая Новгородская стрелковая дивизия. После освобождения Новгорода дивизия участвовала в Новгородско-Лужской, в Нарвской и Тартуской операциях. Форсировала Чудское озеро и участвовала в освобождении Эстонии. Освобождала Ригу и Латвию. Во время Восточно-Прусской операции входила в состав 2-го Белорусского фронта под командованием Рокоссовского. Освобождала Восточную Пруссию, Польшу, воевала в Восточной Померани. Форсировала Одер, участвовала в Берлинской операции. Согласно историческим источникам, она заняла в Германии более сотни населённых пунктов, освободила из плена 21420 солдат Красной Армии и более трёх с половиной военнопленных других государств. Только родной для Арефия 559-й полк освободил 3 концентрационных лагеря. Но красноармеец Черномазов не дожил до этого дня всего несколько недель.

Возвращение

В один из последних дней августа на гагинский сельский погост с утра стал стекаться народ. В руках у многих были цветы. Из динамиков тихо звучали песни военных лет, застыли в почётном карауле парни в погонах. Рядом с появившейся в феврале 2013 года могилой Натальи Ивановны Черномазовой подготовлено место для захоронения того, что спустя десятилетия ей вернула война вместо мужа. При жизни они так и не дождались этой встречи. Остаётся надеяться, что на небесах супруги порадовались, что их могилы теперь рядом.

И ЕЩЁ

На траурном митинге памяти красноармейца Арефия Черномазова выступили глава муниципалитета Эдуард Брагин, глава Топовского сельсовета Руслан Керимов, представитель Данковского военкомата Анатолий Заворотнев. В ответном слове внук, майор ВВС в запасе Александр Черномазов выразил признательность всем, кто пришёл разделить с ним светлую печаль, поставив заключительную точку в финальном аккорде многолетней истории с названием «По следам пропавшего без вести деда».

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *