Главная > Судьбы людские > И дольше века длится жизнь

И дольше века длится жизнь

Семья Анны (четвёртая слева): родители иерей Павел и Антонина Кузовлевы, братья и сестра

16 февраля возле скромного домика в самом центре посёлка, рядом с макетом паровоза, наблюдалось оживление – люди с букетами цветов шли поздравить с юбилеем уважаемую жительницу района Анну Алабину

 

Светлана Дроздова

 

В Анне Павловне удивляет не только возраст – Бог дал ей дожить до столь солидных лет в ясном уме и твёрдой памяти, и после разговора с ней приходит понимание, что в судьбе этой хрупкой женщины, словно в зеркале, отразилась столетняя история страны.

 

О детских и юношеских годах юбилярша говорит сдержанно – слишком много незаслуженных обид и притеснений обрушилось на их семью в этот период. Кроме неё у родителей, Павла и Антонины Кузовлевых, было четверо детей – три мальчика и девочка (ещё два ребёнка умерли в раннем возрасте из-за болезни).

Гонения за веру

— Наш отец был священником и очень добрым человеком, — вспоминает Анна Павловна. – Старался, если выпадала свободная минутка, обязательно уделить нам внимание, поиграть, рассказать интересные притчи, поучить грамоте. Мама воспитывала нас в строгости, приучала к труду, говорила о том, что надо уважать старших. Мы все были верующими, носили крестики, считая, что они охраняют нас от зла и бесчинств.

Из архивов мы узнали, что Павел Фомич родился в 1893 году в селе Кузовлево. Окончил духовную семинарию, до революции учительствовал. В 1917 году принял сан священнослужителя в Рязанской епархии и начал служить в храме села Гагарино, в те годы это был Троекуровский уезд Рязанской области.

В январе 1927 года за стойкость в вере и безупречное служение священноначалие наградило отца Павла камилавкой (из словаря мы узнали, что это головной убор в Православной церкви тёмно-синего, фиолетового или чёрного цветов в виде расширяющегося кверху цилиндра, является наградой для священников). В 1928 году он был переведён в село Астапово.

Но ни замечательные человеческие качества, ни заслуги перед православной церковью не спасли священника от огня, призванного выжечь на нашей земле всё, что было связано с христианской верой. Церковнослужители один за другим по надуманным обвинениям объявлялись врагами народа и подвергались жестоким гонениям. Не стал исключением и отец Павел. 20 декабря 1929 года он был арестован и решением комиссии ОГПУ сослан на три года в концлагеря на север. За это время его семью раскулачили. У матушки и детей отобрали дом и всё имущество, и они вынуждены были ютиться по чужим углам. После окончания срока заключения отец Павел возвратился в Астапово и продолжил службу в храме Покрова Пресвятой Богородицы. Вместе с семьёй он жил в небольшом домике, честно и добросовестно нёс службу. Его любили прихожане за добрый и отзывчивый характер, за миролюбие, которое он проповедовал.

В 1934 году отца Павла перевели служить в храм Покрова Пресвятой Богородицы села Ратчино Добровского района. Понимая сложившуюся политическую обстановку, свою семью он с собой не взял, чтобы уберечь самых дорогих людей от удара. Священник находился под постоянным присмотром местной власти и за трёхлетний период службы в Ратчинском храме трижды подвергался арестам. Его обвиняли в контрреволюционной пропаганде, но все три раза из-за отсутствия доказательств отпускали.

В 1935 году Блаженнейший Сергий, Митрополит Московский и Коломенский, и Патриарший Священный Синод ко дню Святой Пасхи наградили иерея Павла наперстным крестом, благословив носить его по чину и церковному обычаю.

К этому времени матушка Антонина с детьми перебралась жить в Раненбург. Глава семейства вынужден был встречаться с ними тайно. Наделённые властью люди не оставляли священника в покое: много раз уговаривали отказаться от сана, предлагали другие должности. Но он был твёрд в своих убеждениях и не согласился отречься от веры.

4 декабря 1937 года после совершения Божественной литургии его арестовали «за активную контрреволюционную агитацию». Из протокола допроса дела № 24722: «Религиозные убеждения я распространял и призывал граждан не забывать церковь. Что же касается колхозной жизни, то по этому поводу я никогда ничего не говорил». Но несмотря на то, что свою вину отец Павел не признал, постановлением тройки НКВД Воронежской области его приговорили к расстрелу. О том, что этот умный, порядочный и добрейшей души человек был расстрелян, его дети и внуки узнали лишь в 1988 году, незадолго до его реабилитации.

Сороковые, грозовые…

Не успела осиротевшая семья оправиться от свалившихся на неё испытаний, как грянула другая беда, на сей раз общая для всех – началась война. Брат Анны, семнадцатилетний Коля, скрыв, что является сыном «врага народа», добровольцем ушёл на фронт и спустя два года геройски погиб в бою с фашистами.

Анна к тому времени, получив педагогическое образование, переехала в посёлок Лев Толстой и приступила к работе в школе. В то нелёгкое время, стремясь найти свою дорогу в жизни, она и не предполагала, что школе № 42 имени Л.Н. Толстого она посвятит 47 лет биографии и за успехи, достигнутые в воспитании и обучении детей, получит звание «Отличник народного просвещения».

А тогда молоденькая учительница со слезами на глазах смотрела на своих прозябших и голодных учеников, укутанных в подпоясанные верёвочками старые ватники, платки и отцовские шапки-ушанки, и мечтала о том, чтобы не упасть в голодный обморок прямо посередине урока.

— Бумаги и чернил не хватало. Тетрадей не было, и школьники писали карандашами между газетных строк и на старых книгах, которые приносили из дома. А когда писать было не на чем и нечем, просто слушали учителя, стараясь запомнить каждое слово. Здание не отапливалось, а чернила замерзали. Некоторые семьи жили так бедно, что дома из еды совсем ничего не было. Дети приходили на уроки голодными, а в школе им давали по 20 граммов чёрного хлеба, посыпанного сахаром,- вспоминает Анна Павловна. – Отцы и старшие братья моих учеников воевали с фашистами или, будучи железнодорожниками, водили на фронт составы с военными грузами, а обратно доставляли раненых солдат и искорёженную в боях технику. Свои уроки я начинала с сообщения о положении на фронте, о победах Советской Армии, о геройских поступках солдат.

Несколько раз посёлок бомбили. Анна Павловна до сих пор помнит, как однажды фашистские лётчики сбросили бомбу на нефтебазу. В тот день посёлок остался без электричества. От взрыва разбились стёкла школьных окон. Тогда окна забили фанерой. И хотя в классах наступил полумрак, занятия продолжались.

— Мы с учениками регулярно писали письма на фронт, в которых рассказывали бойцам о своей учёбе, о жизни станции. А потом дружно читали письма, которые приходили в ответ. В них солдаты и командиры советовали ребятам хорошо учиться и любить Родину.

Школьники часто навещали раненых в госпитале, который находился в бывшей школе № 19 (сегодня это здание Свято-Троицкого храма). Помогали бойцам писать письма родным и близким, читали книги, выступали перед ними с концертами.

В военные годы отпусков у учителей не было. Летом вместе с ребятишками они трудились в колхозах и совхозах, выполняя любую порученную работу, собирали лекарственные травы, сушили их и сдавали в аптеку.

Несмотря на все трудности, природа брала своё – Анна влюбилась и в 1944 году вышла замуж. Её супруг Евгений Алабин был председателем райисполкома. В послевоенные годы он работал в газете «Путь Ильича», затем снова был направлен на руководящую должность в райисполком. Трудовую биографию закончил в районном управлении сельского хозяйства в должности начальника отдела кадров. В 1995 году его не стало.

У Анны Павловны две дочери, которые устроились в Подмосковье, две внучки, подрастают и правнуки. Одна из дочерей сегодня неотлучно проживает с пожилой мамой, окружая её заботой и вниманием.

Почти полвека – в школе

За спиной юбилярши – сто лет, в которых были горечь потерь и радость достижений, обиды и разочарования, но и счастье, любовь, уважение коллег и благодарность учеников.

Часто, листая фотоальбом, она вспоминает дорогие её сердцу моменты. Большинство из них связаны, конечно, со школой.

— Хорошо помню учителей Зинаиду Петровну Каткову, Зинаиду Васильевну Иванову, Антонину Андреевну Тепцову, Дмитрия Ивановича Ряховского, завуча Ивана Михайловича Стародубровского и многих других. В конце 50-х в районе открылась Лев-Толстовская средняя школа, и Стародубровский был переведён туда директором, — рассказывает Анна Павловна. — В 1961 году начальные классы школы № 42 имени Л.Н. Толстого объединили со школой № 19. Нас перевели в другое здание. Директором школы тогда работал Яков Иванович Шарапов, завучем был Пётр Дмитриевич Казарин.

Кроме меня, учителями начальных классов работали Валентина Сергеевна Дёмина, Мария Дмитриевна Заплотина, Зинаида Васильевна Чернавскова, Валентина Николаевна Сысоева, Тамара Ивановна Залыгаева, Инесса Аркадьевна Голикова. Мы вместе принимали ребят в первые классы, а затем выпускали их для дальнейшего обучения в старшие классы.

Учительский состав у нас был очень сильный. Мы постоянно совершенствовались, применяли различные методики, активно осваивали передовой опыт. Старались всесторонне развивать своих учеников, воспитывать в них уважение к труду, к старшим. Помню, как-то отправили нас на курсы повышения квалификации в Москву (школа тогда относилась к Московско-Донбасской железной дороге). И из огромного количества педагогов лучшими на курсах тогда были признаны Варвара Васильевна Захарова и я, — с гордостью призналась Анна Павловна.

НАПОСЛЕДОК

В день юбилея почётная жительница района получила поздравление от Президента России Владимира Путина, подарки и цветы от районной администрации, Центра соцзащиты населения, отдела образования, от близких людей.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *