Главная > Краеведение > Мои счастливые выходные

Мои счастливые выходные

Мои счастливые выходные

Самые необыкновенные, яркие, добрые воспоминания каждого человека связаны с детством

 

Антонина Тарасенко

 

И они заставляют каждый раз сладко замирать сердце, едва коснёмся мы семейного фотоальбома, где каждый снимок – целая история.

 

Год, пять, десять, двадцать лет назад… Одними из самых прекрасных эпизодов моего детства были поездки к бабушке и дедушке в деревню Кордюки. Мы с нетерпеньем ждали выходных, а когда они, наконец, наступали, мама провожала нас к остановке, и на рейсовом автобусе, в котором из посёлка уже ехали тётя с сыном, от Топок продолжали путь вместе.

Дедушка всегда ждал нас, сидя на скамеечке возле дома, а завидев, сразу делился радостью с бабушкой – стучал палкой в окошко. Первым делом они расспрашивали нас о школе, какие оценки получаем, не ругают ли учителя, как поживают родители, как хозяйство. А когда они были уже не в силах удерживать нас разговорами, мы наперегонки мчались к нашим четвероногим друзьям, которых не видели целую неделю. Первым делом проведывали Дружка, чесали ему пузо, а он в ответ радостно вилял хвостом. Но собачье счастье длилось недолго, ведь у бабушки было большое хозяйство и надо было успеть проведать всех. Я помню невероятно красивого красной масти жеребца Браслета (от него потом у нашей кобылы Джинны родился жеребёнок Дунай). Во дворе стояло много телег и саней разных видов, одни были особенной крылатой формы, дедушка называл их самолётом. Иногда дед доверял нам управлять подводой, это чувство полного восторга я помню до сих пор! Старший брат деловито брал в руки вожжи и вёз нас за травой для скотины. Осенью нам доверялось перевозить с огорода мешки с картошкой, и мы с готовностью выполняли ответственное поручение. Ещё у нас была корова, стадо овец, поросята и много-много разной птицы: куры, утки, индоутки, гуси.

Иногда нам доверяли поить из бутылочки маленьких телят, которые находились в деревянных ясельках. Они казались такими беззащитными и с жадностью ловили ртом соски.

 

Долго засиживаться во дворе не приходилось, мы считали своим долгом идти с бабушкой на вечернюю дойку (она всю жизнь проработала дояркой). По пути она всегда просила нас вести себя хорошо и не мешать другим, мы старались её не подводить.

Мне нравилось, как пахло в четырёхрядной ферме: коровами, сеном и парным молоком. Над каждой коровой в рядах мелом были написаны их имена и подрисованы палочки. Они напоминали дояркам, сколько раз в день доить Красотку, а сколько Звезду. Имя для каждой коровы выбиралось, учитывая её особенности и характер. Например, чёрной корове, которая с выпаса всегда прибегала первая, бабуля дала кличку Ракета. Ещё были Большуха, Пеструха, Дымка, Белка, Милка, Верба, Криворожка, Цыганка, Чайка, Комета, Яблонька, Зорька, Волга, Чайка, Победа и много других.

Во время дойки на ферме стоял гул от доильных аппаратов, доярки перекрикивались друг с другом, коровы мычали, позвякивали цепи. Мы раздавали коровам сено, подметали бетонный пол, а когда бабушка не видела, катались на транспортёре.

Рядом с фермой складывали сено. Интересно было прыгать с высоких стогов в мягкие душистые кучи – настоящий аттракцион.

По дороге домой с бабушки регулярно бралось честное-пречестное слово, что завтра рано утром она разбудит нас и возьмёт с собой на утреннюю дойку. Но как бы мы ни напрашивались, она никогда не сдерживала обещания – жалела будить.

После 30-ти колхозных коров очередь доходила и до своей Марты (видимо, появившейся на свет в первый месяц весны). Бабуля вооружалась бидоном, мы брали кружки и под свистящие звуки ждали парного молока с пенкой. Иногда она со снайперской точностью стреляла струями молока прямо в подставленные кружки, а иногда — в раскрытый рот. Потом нужно было собрать по укромным местам яйца и сделать другие важные дела.

В дождливые дни мы по пути с фермы забегали на луг за грибами. Росли они рядками по ходу движения коровы и встречались повсеместно и в огромных количествах. Этих грибов я не встречала уже давно, видно, они исчезли из этих мест вслед за коровами.

Летом в жаркую погоду можно было искупаться в пруду. Он был небольшой и находился в 100 метрах от дома. Нанырявшись, мы ещё долго валялись в траве, разглядывали всяких букашек, любовались нашей деревней или оттачивали боевое мастерство.

НАПОСЛЕДОК

Сегодня от нашего пруда осталась только заросшая ивняком низинка. Заброшенной, опустевшей и полуразрушенной стоит любимая четырёхрядная ферма. И не верится, что какие-то 20 лет смогли так изменить облик дорогой моему сердцу деревни. Но главное, что живёт ещё в маленьком домике одинокая наша бабуля и ждёт нас, как прежде, в гости.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *