Главная > Краеведение > Моя тихая малая родина, край березок и тополей…

Моя тихая малая родина, край березок и тополей…

А.Н.Больных,  наш земляк, историк  и  краевед, в своей книге об истории родного края  называет село Гагино самым красивым местом в нашем районе. Думаю, что многие, побывав в этих местах, разделяют  его точку зрения.

 

Я уже  не помню, по какому поводу  впервые посетила  Гагино – так давно это было.  Но запомнилось, что первое впечатление от увиденного было очень приятным.  Утопающие в зелени садов деревенские  улочки  раскинувшегося вдоль Ягодной Рясы села, петляя по холмистой местности, то спускались почти до самой реки, то взбирались на пригорок, где  грели  на солнце беленые бока домов.  Все здесь было, как  в популярной в то время песне Сергея Беликова:  и спешащая куда-то под горой река, и  виднеющаяся вдали зеленая стена леса, и бескрайние, убегающие за горизонт поля, и важные гуси,  и  пьющие росу с цветов мохнатые шмели… При созерцании   живописных окрестностей мое сердце в  сотый раз  замирало от восхищения неброской, застенчивой красотой средней полосы России.

Согласно историческим документам, поселение было основано в 1679 году князем Велико-Гагиным, получившим  в Данковском уезде надел земли. Он  перевез сюда своих крепостных крестьян из Владимирской губернии, которые и стали первыми жителями села.

Не менее живописна и  примкнувшая к Гагино деревенька Денисьево, основанная  в то же время служилым человеком Денисьевым. В конце 19 века в ней жили 400 человек,  и деревней владел Л.А.Тарасов. Он имел хорошо устроенное хозяйство, в том числе  винокуренный завод, который производил более 90 ведер водки в год. Сразу за заводом на несколько гектаров простирался яблоневый сад.

В 1880 году Гагино становится центром  волости.  К  этому времени  в волости насчитывалось 27 кустарных, промышленных и торговых заведений, в том числе, помимо винокуренного завода, кузницы, крупорушки, ветряная и  паровая мельницы.

До 1708 года жители ходили молиться в Богоявленскую церковь села Топки, пока в Гагине не была построена своя деревянная церковь в честь «Нерукотворного Спасителева образа». Спустя несколько десятилетий число прихожан увеличилось настолько, что возникла необходимость в строительстве более просторной церкви. В 1785 году полковник Измайлов пишет «всепокорнейшее прошение великому господину Преосвященнейшему Симону, Епископу Рязанскому и Шацкому», в котором просит разрешения «вместо онай деревянной, церковными зборными деньгами, а более собственным своим иждивением, построить  каменную церковь в прежнее храма имянование Спасова Нерукотвореннаго Образа».

На прошение был получен утвердительный ответ, и уже в 1791 году в селе  была освящена новая, с одной большой главкой, но пока без колокольни, церковь. Спустя время на пожертвования прихожан,  в том числе дворян Кириллова, Щукина, Новиковой, Тарасовой и купца Никитина, был приобретен колокол и начато строительство каменной, в три яруса,  колокольни  высотою до верха карниза свыше 17 метров. Ее достроили в 1907 году.

В исторических документах из истории Гагинской волости Раненбургского уезда Рязанской губернии находим сведения, что в состав прихода  входили село Гагино с 98 дворами и деревни Волхонщина (в 2-х верстах) с 7 дворами, Желябово (в 2-х верстах) с 32 дворами, сельцо Денисьево (частновладельческое помещика Новикова) с 46 дворами и Антонины выселки с 1 двором. В 1885 году в приходе числилось 620 мужчин и 677 женщин.

3 декабря 1884 года  в Гагине была открыта церковно-приходская школа, руководил которой священник Алексей Грацианский.  Через 8 лет прихожанами были собраны деньги на постройку для нее нового здания. В строящейся школе решили устроить церковь, иконостас для которой был передан из Христорождественской церкви села Гагарино. Строительство теплой церкви при  школе было завершено в 1897 году, а год спустя был освящен престол в честь Архистратига Михаила. Подобная церковь-школа была первой и единственной во всей округе. Вот ее описание из книги А.Ю. Клокова и А.А. Найденова «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой Епархии: Чаплыгинский, Лев-Толстовский район»: «Церковь-школа кирпичная, снаружи обелена, внутри оштукатурена и окрашена клеевой краской. Крыша железная, окрашена зеленой масляной краской. На церкви одна малая главка, больших окон 12, дверей наружных 2. Церковь отапливалась голландской печью и одной изразцовой. Колокольни нет».

В 1931 году обе церкви в селе Гагино  закрыли. Некоторое время в здании Спасского храма хранили зерно. Незадолго до войны его решили взорвать, чтобы использовать кирпич для строительства новой школы в селе Троекурово.  По воспоминаниям старожилов, после взрыва она повалилась в сторону Ягодной Рясы, находящейся от нее в 25 метрах, и почти коснулась крестом кромки воды.  От прекрасного архитектурного творения осталась груда обломков, разобрать которые на кирпичи так и не удалось – слишком крепким оказался раствор.  Вскоре на том месте, где стоял храм,  построили жилой дом, а старинное кладбище, на котором нашли последний приют более полусотни церковнослужителей и представителей знатных дворянских родов, сравняли с землей и стали использовать под огороды.

Зданию церкви-школы была уготована другая судьба. Малую главку на нем разрушили, после чего долгие годы   продолжали использовать согласно первоначальному замыслу – в нем  постигали грамоту гагинские дети. После закрытия школы здесь размещался детский сад, который в 1996 году был также закрыт.   До 2004 года здание переживало, пожалуй, самое мрачное время своей истории. Никому не нужное и заброшенное, оно продолжало бы медленно разрушаться, если бы случай не привел в село иерея Евгения: совершая поездку в Зыково, чтобы осмотреть находящуюся там церковь, он  почему-то свернул  не там, где надо. И дорога привела его к тому месту, где когда-то величаво возвышались, устремив в небо золоченые кресты, гагинские православные храмы. Отец Евгений осмотрел здание церковно-приходской школы и церкви Архистратига Михаила и пришел к выводу, что его еще можно спасти. Усмотрев в случившемся промысел Божий и испросив благословение у благочинного Данковского церковного округа архимандрита Германа (Ледина), он взялся за восстановление христианской святыни. Местные жители с энтузиазмом оказывали в этом богоугодном деле помощь и содействие. 29 августа 2005 года, в престольный праздник села, в храме было совершено первое богослужение. Каждый приходящий в возрожденную церковь подолгу любуется прекрасной росписью ее потолка и стен. Этой кропотливой работой на протяжении нескольких лет занимались наши художники В.Н. Полежаев и Д.В. Грачев, имеющие опыт в настенной иконописи. Они являются членами епархиальной комиссии по строительству и реставрации храмов Елецкой Епархии, председатель комиссии – иерей Евгений Ефремов.

Но вернемся к первой половине прошлого века. После революции в волости проживало 6522 человека. В этот период в Гагино были свезены книги из усадебных библиотек, всего  1850 единиц. Но первоначально не  было места для размещения библиотеки. Книги лежали на полу в избе-читальне. Затем был назначен библиотекарем Лаврентьев Ермолай Никифорович, который выполнял обязанности «избача». Спустя 3 года эти книги были переданы в библиотеку станции Наркомпроса, часть из них до сих пор хранится в библиотеке Урусовской средней школы, в фондах районного музея и музея-усадьбы П.П. Семенова-Тянь-Шанского.

В 1919 году одна за другой открылись школы в Денисьеве, Епинетове, Бычках, Алмазове, Кордюках, Нов. Руденках, Троекурове. Учителя принимали активное участие в культурно-просветительской работе на селе, под лозунгом «Грамотный, обучи неграмотного!» трудились над ликвидацией безграмотности среди населения. Школьники должны были обучить грамоте своих родителей.

В июле 1921 года была создана Гагинская опытная станция. Но отнюдь не селекционной работой с растениями, как подумалось мне при упоминании об этом факте, здесь занимались. Перед опытной станцией в с. Гагино стояли совсем другие задачи: в связи с ликвидацией старой школы было необходимо создать школу нового типа, которая соответствовала бы условиям сельской жизни, разработать и проверить на практике школьную программу, изучить новые методы воспитания и обучения.  В состав станции  вошли Гагинская, Гагаринская, Топовская, Урусовская, Загрядчинская школы, в течение непродолжительного времени входили Зыковская, Троекуровская, школа города Михайлова и школа имени Короленко в г.Москве. Во главе опытной станции стояло управление, находящееся в Москве. Учителя имели преимущественно среднее образование. Поэтому с 1923 года для повышения их квалификации и планирования учебно-воспитательной работы при Гагинской  опытной станции ежегодно проводились месячные  курсы, на которые приглашались и учителя из школ Раненбургского уезда и некоторых школ соседних областей. Занятия на курсах  вели  лучшие учителя некоторых ВУЗов Москвы.

Школы опытной станции сделали первые шаги в деле соединения обучения с трудом, с участием школьников в общественной жизни. При каждой из них имелись мастерские, а так же опытные участки, на которых проводились сельскохозяйственные эксперименты. Впервые для того времени стали проводиться образцовые (открытые) уроки, посещаемые учителями соседних школ. На конференциях, на страницах педагогических журналов и  сборников учителя школ опытной станции делились с коллегами из других школ опытом в вопросах атеистического  воспитания, краеведческой работы, планирования программного материала по ученическим дисциплинам.

Опытной станцией впервые была введена «летняя школа». В это понятие входила работа учащихся на пришкольных и полевых участках, экскурсии по изучению природы и недр своего микрорайона, а также экскурсии в райцентр или ближайший город.

Летние занятия традиционно заканчивались выставкой экспонатов. В 1923 г. они участвовали на выставке в Москве и получили высокую оценку комиссии. Регулярно проводились красочные, с приглашением взрослых, праздники Урожая.

Учителя ввели хороший обычай среди учащихся: каждый ученик, начиная с 3-го класса, используя полученный в школе опыт, на огороде родителей должен иметь несколько грядок, занятых овощами. Благодаря этому на огородах, обычно занятых лишь коноплей и картофелем, все чаще стали появляться помидоры, чеснок, лук, огурцы и другие культуры.

Ярким примером практической помощи населению является работа, проделанная в 1923-1924 гг. учащимися Булавской школы по исследованию состояния землепользования в своей деревне. Был разработан план землеустройства, принятый затем населением.

Одним из факторов воспитания являлась краеведческая работа. Учителя стремились выявлять основные особенности и нужды деревни, села или округа.   Ценную работу вели учителя Загрядчинской школы А.Рождествин и Е.Рождествин. Совместно с учениками 4 класса они нарисовали большую карту местности с изображением всякого рода угодий, обследовали почву, пруды, изучили трудовую жизнь крестьян, их обряды и обычаи, особенности местной природы. Все это нашло место в статьях, опубликованных в сборнике «Наш край».

Опыт программно-методической и краеведческой работы Гагинской опытной станции государственный ученый совет рекомендовал использовать при составлении учебных программ для начальной школы. На станцию приезжали за опытом педагоги из Украины и Белоруссии.

  В 1890 году в двух километрах от Гагина через реку Ягодная Ряса был построен мост и прошла железнодорожная линия Астапово (ныне Лев Толстой) – Троекурово. Здесь останавливались пассажирские поезда. В 1998 году ветку закрыли, а позже разобрали.

В начале 30-х годов прошлого века в селе велось активное строительство животноводческих ферм. Первоначально в них содержался скот, изъятый у населения  при раскулачивании и коллективизации. Спустя время на колхозных фермах имелось уже большое поголовье коров, овец, поросят, лошадей, здесь трудилась основная часть населения Гагина и Денисьева. В непростое для России время фермы повсеместно ликвидировались. Не миновала эта печальная участь и Гагина – последняя из них здесь закрылась много лет назад.

Когда-то в селе функционировала известная на всю округу больница. Сегодня о ней напоминает лишь заросшая бурьяном яма. Мне неоднократно доводилось слышать от старожилов о замечательном докторе Эмиле Карловиче Герцель, долгое время работавшем в этой больнице. По свидетельствам, он вел и прием заболевших сельчан, и наблюдал за пациентами, находящимися в стационарном и родильном отделениях. За медицинской помощью в любое время дня и ночи приезжали к нему люди со всех близлежащих сел и деревень, он не отказывал никому и уже при первом внимательном осмотре мог безошибочно поставить диагноз и назначить лечение, вытаскивая многих буквально с того света. После войны фамилия немецкого происхождения сыграла с ним злую шутку – его арестовали, предъявив какое-то обвинение, и увезли из села в неизвестном направлении. Но благодарные пациенты еще долгое время чтили память об этом человеке.

Осиротевшая больница вскоре закрылась. В одной половине здания разместились медпункт и комната для проживания семьи фельдшера Николая Сергеевича Куликова, который вместе с женой Александрой проработал здесь почти полвека. В другой части была открыта пекарня. Как рассказала Мария Ивановна Кузнецова, долгие годы работавшая в ней заведующей, пекари работали в две смены. Печь не остывала ни на минуту – за этим следил кочегар. Водовоз привозил воду из колодца деревни Денисьево и сливал ее в огромную деревянную бочку, стоящую во дворе пекарни. Для замеса одной порции хлеба в емкости вымешивали ведер шесть воды и три мешка муки весом по 65-70 кг каждый. Когда тесто подходило, специальной лопатой его выкладывали в 3 формы, рассчитанные на 162 буханки каждая, – именно столько выпекали за 1 раз. Вся работа производилась вручную. Испеченный хлеб пользовался большим спросом не только у жителей Гагина и Денисьева. За ним приезжали из Зыкова, Епинетова, Бычков, Топок, Загрядчина, Кордюков, Алексеевки, Орловки, Булавок, Пикова, Журавинок и других мест.  К середине 70-х годов здание сильно обветшало и требовало капитального ремонта, поэтому пекарня была закрыта.

В 1926 году в Гагине проживали 597, в 1997 году — 148 жителей. Согласно статистическим данным, в настоящее время в Гагине прописаны 125 человек, в Денисьеве – 49.

К сожалению, эти населенные пункты теперь не являются столь густонаселенными, как в былые времена. Но и сказать, что здесь царит запустение, язык не поворачивается: дома, окруженные аккуратными палисадниками, в большинстве своем ухожены и отремонтированы. Некоторые из них перестроены почти заново. Отрадно, что люди,  когда-то покинувшие в поисках лучшей доли малую родину, с приближением пенсионного возраста задумываются о возвращении к своим истокам. Я понимаю их желание. Запах наливных яблок и свежескошенного сена и аромат цветущих садов по весне,  журчание талой воды в хрустальном ручье и жизнерадостная песнь жаворонка в бездонной небесной лазури — все это звучит в душе  удивительной, неутихающей с годами песней. И песня эта – зов родной земли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *