Главная > Краеведение > Нет милее и краше малой родины нашей

Нет милее и краше малой родины нашей

Село Астапово: озеро

Нина Иванова (Пономарёва)

Прочитав в газете статью про село Астапово, захотела поделиться своими воспоминаниями. Я хорошо помню старое село — большое, красивое, с прудами, озером, Рясой.

Я родилась в Астапове в 1937 году. Наш дом ещё стоит, ему уже 160 лет. Это родовое гнездо Василия Евсеевича Пономарёва, моего прапрадеда. Это он купил землю, построил этот дом, сам обжигал кирпичи — над Рясой ещё осталось место, где всё это происходило.

Здесь родились его дети, потом он построил ещё два дома. Кирпичный дом-пятистенку с железной крышей после войны дядя Серёжа Пономарёв перевёз в Лев Толстой. И ещё дом деревянный, его тоже ещё в 30-е годы перевёз в Лев Толстой Иван Андреевич Пономарёв.

Наша улица начиналась с дома Филиппа Петровича Пахомова, их семья потом переехала в Расторгуево. Это был первый дом от пруда и клуба. Напротив был большой амбар, и первое кино показывали именно там. Улица длилась до Маслой ямы, в ней бил ключ и все ходили туда за водой для самовара. В конце улицы жил немец Франц, мой дядя с ним дружил, даже научился немецкому языку.

По пути этой улицы был пруд, всегда с водой, со стороны Рясы была плотина — высокая, широкая. С западной стороны тоже была улица до дороги, последний дом был Соколовых, после войны они тоже уехали в Расторгуево. Вдоль дороги дома были почти до оврага. Последний дом обувного мастера, который шил замечательную обувь. По шоссе от прогона дома стояли с двух сторон. Самый красивый был у Пахомовых — на правой стороне, если ехать из посёлка, около Черняевых. Дом был кирпичный, с красивыми большими окнами и крыльцом, покрыт железом. Но после войны Пахомовы сломали его и перевезли в Лев Толстой, и уж нет их никого.

Прудики были на пчельнике, за пчельником, туда пригоняли стадо на обед, ходили доить коров. В парубке тоже был пруд.

Я начала учиться в 1944 году, учительницу звали Агриппина Яковлевна, её муж был завучем. У них было четверо детей, два сына погибли в конце войны. Семья потом переехала, но я их с благодарностью всегда вспоминаю.

Церковь тоже стояла рядом со школой. В ней даже показывали фильмы.

На той стороне Рясы тоже было много домов. Рядом со школой и церковью был глубокий колодец. Сразу за колодцем начиналась длинная улица.

Около озера была большая конюшня, за ней было две улицы. Потом улица шла над озером с востока на запад и другая на склоне оврага с юга на север. На ней в маленьком домике жили монахини. И над самой Рясой были дома, в основном жили Крыловы.

А какое красивое было половодье! Огромные льдины плыли со стороны Льва Толстого, а сверху от Ганькина куста было столько воды, что стоял невообразимый шум, особенно ночью.

После войны стал работать карьер на той стороне Рясы, мы ходили туда с вёдрами за углем. Нам всегда насыпали машинисты, так как топить было нечем, все деревья, которые росли, в войну вырубили. После войны мы заново сажали берёзки и дубы. Наши дубы на горке за озером, помню, все принялись. По Рясе росла черемуха, и когда она цвела, весь воздух был наполнен этой благодатью.

Много лет я уже не была в Астапове, но в сердце бережно храню этот уголок, краше которого нет на свете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *