УГОЛОК РОССИИ. Халатово

В конце позапрошлого века с постройкой железнодорожной линии, идущей из Смоленска в Раненбург через станцию Астапово, возник разъезд Халатово, получивший свое название от бывшего местного землевладельца Халатова, при денежном участии которого был устроен

Первый раз я побывала в Халатове в начале 90-х годов – до этого имела возможность видеть населенный пункт лишь из окна пригородного поезда по пути в Чаплыгин и обратно.

Четверть века спустя

Помню, я спрыгнула с подножки поезда, и состав тут же заспешил прочь. Как только стих вдали мерный перестук его колес, меня окутала тишина, нарушаемая лишь пением птиц да редкими голосами местных жителей. Вдоль линии выстроились дома с аккуратными палисадниками и многочисленными хозяйственными постройками, добротный — из красного кирпича — вокзал, магазин. Я пересекла железнодорожный путь и спустилась с насыпи к нужному мне дому. Осмотреться повнимательнее, чтобы все запомнить, не пришло тогда и в голову. Потому что в то время я наивно полагала, что все это будет существовать всегда. Какое заблуждение! В следующий свой приезд сюда, а случилось это спустя четверть века, я увидела совсем другую картину. Пригородный поезд давно прекратил свое курсирование, поэтому добирались до Халатова на автомобиле. Моим провожатым и экскурсоводом вызвался быть житель поселка Олег Сизых, в свое время подолгу гостивший в этих местах у деда Сергея Дмитриевича Ерохина.

Повернув от Николаевки вправо и доехав до зарослей, мы остановились и дальше с опаской отправились уже пешком. Был месяц май – время активности клещей, и под впечатлением многочисленных разговоров и публикаций СМИ на эту тему казалось, что они притаились в засаде на каждой ветке. Крапива, торопясь обогнать в росте всю другую растительность, уже достигла значительных размеров и сильно усложняла наш путь. Несколько раз в ноги вонзались острые колючки, когда мы по неосторожности натыкались на кусты крыжовника или шиповника, в свое время посаженные в садах жителями Халатова, а теперь слившиеся вместе с другими растениями в хаотичные, непроходимые дебри. Ямы от обвалившихся погребов, осколки кирпичей, гнилые доски с торчащими гвоздями и мысль, что почти новые туфли по возвращении, скорее всего, придется выбросить – все это существенно портило и без того унылое настроение. Главная же причина уныния заключалась в осознании того, что еще один уголок России опустел и вымер уже навсегда.

О семье Ерохиных и не только

Мой провожатый, помогая пробираться по бурелому, попутно рассказывал, что сначала семья деда жила в доме барачного типа около переезда в сторону Гагарина (люди старшего поколения, возможно, помнят этот дом, от которого сегодня не осталось и следа). В середине прошлого века у разъезда Халатово началось строительство жилья для тружеников стальных магистралей, и Ерохины получили квартиру в новом многоквартирном доме, чему были несказанно рады: жилье было теплым, светлым, просторным. К нему прилагались надворные постройки для разведения подсобного хозяйства и земельный участок, на котором был разбит сад и огород. Приблизительно в это же время новоселье в Халатове отметили еще несколько семей железнодорожников. Люди селились не только в дома, но и в квартиры, расположенные в здании вокзала, по соседству с просторным залом ожидания и кабинетом дежурного по станции. По словам Олега, в Халатове было все необходимое для жизни.

Обследовав остатки бывших построек, мы отправились к месту, где когда-то находилась барская усадьба. Из архивных записей я узнала, что имение помещика Халатова, принимавшего участие в обустройстве разъезда, впоследствии перешло к купцу Алферову. На принадлежавшей ему земле, недалеко от станции, был построен большой дом, паровая мельница, посажен фруктовый сад, выкопаны два пруда. К моменту возведения возле железнодорожного полотна домов для рабочих от имения, конечно, уже ничего не осталось, кроме великолепной липовой аллеи и прудов. Олег вспоминал, как, будучи мальчишкой, с удовольствием плескался в этих водоемах вместе с другими ребятишками. В настоящее время пруды пересохли. Кстати, давно заметила странную закономерность: вместе с жизнью, утекавшей из населенных пунктов, уходила, словно обидевшись на людей, и вода из водоемов. И сегодня в покинутых селах на месте глубоких и полноводных в свое время прудов можно увидеть в лучшем случае лишь заросшие ивняком болотца.

— Дед Сергей, — продолжал рассказ мой попутчик, — оставался в Халатове последним жителем. Бабушка уже покоилась на астаповском кладбище, где хоронили халатовских, соседи разъехались кто куда, а он, несмотря на уговоры, не хотел покидать опустевшую станцию. Магазин на тот момент закрылся, и мне приходилось пару раз в неделю, на машине, а в период бездорожья от трассы на лыжах или пешком, доставлять ему продукты. Точку в его проживании в Халатове поставил весенний пал травы, когда вместе с сухой растительностью сгорели деревянные опоры электропроводов. После того как не стало света и воды, которую качали при помощи электричества, он согласился переехать к нам в поселок, где и провел остаток своей жизни.

И кино смотрели в вагоне

Замечу, что сведений о Халатове в архивах имеется очень мало, ни слова нет о станции и в книге А.Н. Больных. Поэтому я была рада получить хоть какую-то информацию от людей, чья жизнь была связана с этим местом. Другой моей собеседницей стала Людмила Александровна Воробьева, которая прожила в Халатове без малого 40 лет (с 1967 по 2004 год). Ее муж, работавший железнодорожником, так же, как в свое время Ерохины, получил квартиру в новом доме на разъезде, и Воробьевы переехали в нее — тоже из барака, стоявшего на 32-м километре. Людмила Александровна рассказала, что к моменту их новоселья в Халатове уже год, как была вода из своей скважины. А до этого воду для жителей привозили на пригородном поезде и сливали в большую емкость возле путей.

— Иногда, — вспоминала она, — к нам приезжал вагон-клуб, и мы собирались в нем, чтобы посмотреть кино. До постройки на станции магазина приезжала вагон-лавка, где мы могли покупать товары первой необходимости. Имелась общественная баня. Каждая семья держала подсобное хозяйство, корову. Наше стадо паслось вместе со стадом жителей деревни Николаевки. Для заготовки сена мы делили участки вдоль железнодорожного полотна. В школу детвора ходила в соседние населенные пункты — Николаевку или Астапово. Расстояние в 2-3 километра в то время никого не пугало. Я много лет отработала учителем математики в Астаповской школе, преодолевая неблизкий путь туда и обратно в любую непогоду пешком. В райцентр люди ездили или ходили тоже через Астапово. Кстати, из Ильинки в Лев Толстой мимо Халатова в зимнее время проходил накатанный санный путь. Проживало тогда на станции более 60-ти человек. В 90-х годах почти все разъехались кто куда.

Служили Родине солдаты

На протяжении долгих лет недалеко от разъезда Халатово находилась воинская часть с радиолокационной станцией. Радары использовались для мониторинга воздушного пространства, отслеживания передвижения самолетов и своевременного обнаружения других динамических целей. В части несли службу призывники из различных мест нашей страны. Довелось здесь проходить переподготовку и некоторым жителям района. По воспоминаниям, часть представляла собой маленький военный городок, где были котельная, казармы для солдат и дома для офицерского состава, столовая, красный уголок, хоздвор, на котором держали поросят и быков. Стояли смотровые вышки, где дежурили вооруженные часовые. В середине 90-х годов воинская часть прекратила свое существование. Сегодня с трудом можно представить, что здесь когда-то кипела жизнь. Сквозь еле заметное асфальтовое покрытие дорожек, где маршировали солдаты, проросла трава, все здания разобраны до основания. К нашему удивлению, большая земляная насыпь при ближайшем рассмотрении оказалась замаскированным под холм строением, где на двух уровнях располагались помещения. Видно, что в свое время они были капитально отделаны изнутри, на стенах и полу еще сохранились облицовочная плитка и покраска.

В ТЕМУ
Как жаль, что у нас нет, как у героев фантастических фильмов, машины времени, способной перенести на много лет назад. Мы оказались бы в самой гуще событий, происходивших в то время близ разъезда Халатово, стали бы их участниками. Но машины времени нет, и мы по жалким крупицам собираем свидетельства той жизни, которая уже канула в Лету. Как жаль…

Комментарии

Оставить комментарий

Митягино – одно из красивейших сёл нашего района, в которое я влюбилась лет тридцать тому назад буквально с первого посещения. Потом мне доводилось бывать там довольно часто, и каждый раз я открывала для себя новые живописные уголки населённого пункта, раскинувшегося по двум сторонам реки Гущина Ряса

На лев-толстовскую землю пришла зима. Укрытые снегом поля отдыхают от настойчивой стали земледельцев. Пройдут короткие месяцы покоя, и они вновь превратятся в благодарные труду нивы. Годы, десятилетия этой непрерывной работы помнит чернозём. Для нас же эту память сохраняют фотографии из старых альбомов.

Человек так устроен, что хочет посещать не виданные ранее красивые места. А для этого совсем не обязательно ехать за пределы своей страны

Статус одного из красивейших населённых пунктов Липецкой области и России получил Задонск по итогам экспедиции Ассоциации самых красивых деревень и городков России, проведённой совместно с Россельхозбанком.

Все новости рубрики Краеведение