Уголок России. Красные Колычи

Это село имеет относительно непродолжительную историю. Прежде его основу составляли разрозненные помещичьи владения, жившие обособленно и объединённые лишь общим церковным приходом

Расцвет Красных Колычей пришёлся на первую половину прошлого века, советский период. Но потом обозначился спад, который так и не был остановлен и привёл к повторению судеб многих российских сёл и деревень.

Вот как описывается село в книге А. Н. Больных «История посёлка Лев Толстой и поселений Лев-Толстовского района»:
— Впервые сельцо Красное, давшее первую часть названия будущему селу, упоминается в переписных книгах 1710 года. На другом берегу реки Сквирни располагалось село Колычёво, названное по фамилии её владельца. Его ещё называли Нововведенским, так как именно здесь в 1737 году была построена первая деревянная церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Позднее два населённых пункта объединились в один – Красное Колычёво.

В 1802 году во владении помещицы камер-юнкерши Марфы Наумовой насчитывалось 549 душ, в её поместье стоял дом господский каменный о двух этажах с садом, на реке – пруд, где выращивали карася. У майора Николая Меншикова был дом деревянный, тоже с прудом и садом, а кроме этого ещё винокуренный заводик и ветряная мельница. Крестьян в его владении было 419 человек.

Селения постепенно разрастались. Там действовала церковно-приходская школа, а затем – начальное земское училище. В годы установления Советской власти в объединённом селе Красное Колычёво был организован колхоз имени Крупской. Позже его преобразовали в Красно-Колычёвское отделение совхоза имени Л. Толстого. Название села изменилось на привычные слуху жителей Красные Колычи.

В настоящее время в селе мало что напоминает о человеческой деятельности в прошлом. Вокруг – заросли бурьяна, местами растут деревья, иногда видны останки домов. Цивилизация обошла село стороной. К нему из райцентра ведёт труднопроходимая в дожди грунтовая дорога, о природном газе и речи не ведётся. Да и для кого налаживать инфраструктуру, ведь село почти опустело.

Единственная жилая усадьба находится невдалеке от так называемого барского пруда. Её хозяин – Анатолий Овсянников, мужчина предпенсионного возраста. Коренной сельский житель, он всю жизнь прожил в родительском доме. Многие годы работал скотником по обслуживанию молодняка КРС на местной животноводческой ферме. Тогда там ещё содержали дойное стадо, лошадей, свиней, овец. Отдельно паслись частные бурёнки, которых держала почти каждая семья. Действовала и совхозная пасека.

— Это было полноценное село со всем, что требуется для жизни людей, — рассказывает Анатолий Алексеевич. – Имелись магазин, библиотека, клуб, медпункт, школа, почтовое отделение. Все жители были заняты в сельскохозяйственном производстве. Активно работали полеводческая бригада, ремонтная мастерская. В распоряжении земледельцев было много разной техники.

Колычёвцы жили дружно, обеспеченно, вместе трудились, справляли праздники. Организовывали массовые мероприятия на дни молодёжи, животновода, на выборы депутатов. Чтили участников Великой Отечественной войны, торжественно отмечали наградами передовиков производства, играли свадьбы, провожали парней в армию. Практически все имели обширные подсобные хозяйства, продукцией которых обеспечивали себя, а излишки сдавали в заготконтору райпо. Во многих дворах имелись колодцы. Говорят, что, уходя из дому, сельчане не имели привычки запирать двери. Пруд с чистейшей водой был любимым местом купания не только для сельчан, но и жителей райцентра.

В памяти Анатолия Овсянникова хорошо сохранились имена соседей. Это бывшая учительница Евдокия Есакова, Софья Овсянникова, семьи Авдониных, Ершовых. Помнит директора школы Марию Ртищеву, фельдшера медпункта Марию Мачневу, продавцов продуктового магазина райпо Веру Кремнёву и Веру Мачневу, заведующего клубом Анатолия Белоножкина, бригадиров животноводства Николая Аношина и Анатолия Бадулина, бригадира тракторной бригады Лукьяна Мачнева, управляющего отделением Николая Белоножкина. Много было людей, но сейчас нет никого: одни уехали, другие отошли в мир иной.

Настоящее бегство сельчан, по словам Овсянникова, произошло после того, как в 1976 году в селе закрыли школу. Семьи-то были многодетными, и ученикам в районную среднюю школу приходилось добираться за 10 километров когда пешком, а когда на санях или с попутным грузовиком и жить там на съёмной квартире, платя по 10 рублей в месяц. Такая перспектива никого не устраивала. Сами родители стали отправлять детей в города, не видя для них будущего в родном селе.

А вот Анатолий Алексеевич никуда не уехал. Он ведёт спартанский образ жизни, который ему по душе. У него есть лошадь и мотоцикл «Урал» с коляской – незаменимый транспорт для села. Работает зимой оператором газовой котельной детсада посёлка совхоза имени Л. Толстого, а всё лето занимается домашним хозяйством. Держит птицу, поросят, обрабатывает огород. Воду для полива овощей во флягах привозит из пруда. В ближайших водоёмах ловит рыбу, в основном, карася и ротана. Отопление – печное, дров в округе хватает. Хорошим помощником является взрослый сын, а дочь заканчивает школу.

Невдалеке от дома Овсянникова находится полуразрушенное здание водокачки. По его словам, оборудование исправно, но вода в систему не подаётся, так как отключено электричество. Хозяину дома ничего больше не остаётся, как добывать питьевую воду из снега и из пруда в зависимости от времени года.

Среди оставшихся построек села обращает на себя внимание часть бывшей каменной церкви округлой формы. Исторические данные говорят о том, что она была построена в 1805 году по оригинальному проекту помещика Наумова. Длина и ширина её не превышала 20 саженей. Имелось отопление. Колокольней служила звонница, колокола помещались на четырёх кирпичных столбах над стеною церкви. Интересно, что необычная архитектура храма породила слухи местных жителей, что он будто бы переделан из барского конного манежа. Новый храм заменил деревянный, который был разобран и продан в село Домачи.

Церковь посещали не только жители Красных Колычей, но и соседней деревни Грязновки. При ней была организована церковно-приходская школа, где в конце 18 столетия обучались 24 человека. Храм, очевидно, был красивым. Вот как он описывается в справке страховой оценки 1910 года: «Введенская церковь каменная, крыта железом, окрашенная медянкою, внутри и снаружи оштукатурена, имеет одну главку, восемь больших окон и 16 меньших, створчатые наружные двери и стеклянные внутренние, деревянный пол. Оценка вместе с иконостасом 5000 рублей».

Упоминается о погосте, который был при храме. Сейчас захоронения не сразу отыщешь — так заросли бурьяном и деревьями. Печально, что в 1933 году Введенскую церковь закрыли, а потом разорили до такой степени, что от неё остался один круглый остов.

Ещё одна уроженка Красных Колычей пенсионерка Любовь Новикова проживает ныне в посёлке Лев Толстой. Она вспоминает, что её семья была многодетной, гостеприимной. Если кто-то из приезжих нуждался во временном жилье, то их направляли к Новиковым. Мама Анастасия Ивановна была известной стряпухой, готовила на дому обеды для рабочих совхоза. Папа, ветеран войны Семён Дмитриевич, обслуживал мехдойку и водокачку, был ответственным за электрогенератор, снабжавший производственные объекты электричеством до тех пор, пока в 60-х годах не построили электросети.

Любовь Семёновна отучилась в сельской школе четыре класса, потом её вместе с другими учениками возили в Кругловскую школу, а годы спустя определили в Лев-Толстовскую среднюю. Окончив восьмилетку, устроилась на работу в дом инвалидов, что в подмосковном городе Видное. Позже перешла на керамико-плиточный завод, где отработала 28 лет и, выйдя на пенсию, в 1984 году переселилась в посёлок Лев Толстой.

Свое родное село помнит многолюдным, красивым, утопающим в садах и многочисленных кустах сирени. В памяти крепко отложились мычания коров и телят, возвращающихся вечером с пастбища, бодрые петушиные голоса, жужжание шмелей, густой запах цветущих трав. Дом её родителей находился в последнем ряду по направлению к деревне Малинки, у лощины, наполненной чистой водой. Очень ей жаль потерянного села.

Новикова даже была бы рада вновь поселиться там, если бы увидела, что заброшенные участки обживаются другими людьми. Однако реальность, к сожалению, говорит об обратном. Даже так называемые дачники всё реже приезжают в село на лето, не говоря уже о постоянном жительстве.

Комментарии

Оставить комментарий

Митягино – одно из красивейших сёл нашего района, в которое я влюбилась лет тридцать тому назад буквально с первого посещения. Потом мне доводилось бывать там довольно часто, и каждый раз я открывала для себя новые живописные уголки населённого пункта, раскинувшегося по двум сторонам реки Гущина Ряса

На лев-толстовскую землю пришла зима. Укрытые снегом поля отдыхают от настойчивой стали земледельцев. Пройдут короткие месяцы покоя, и они вновь превратятся в благодарные труду нивы. Годы, десятилетия этой непрерывной работы помнит чернозём. Для нас же эту память сохраняют фотографии из старых альбомов.

Человек так устроен, что хочет посещать не виданные ранее красивые места. А для этого совсем не обязательно ехать за пределы своей страны

Статус одного из красивейших населённых пунктов Липецкой области и России получил Задонск по итогам экспедиции Ассоциации самых красивых деревень и городков России, проведённой совместно с Россельхозбанком.

Все новости рубрики Краеведение