Мы русалку провожали – дерева в лесу дрожали…

Народные традиции, обычаи и обряды формировались на протяжении многих веков. Некоторые из них уходят корнями в далёкие времена язычества и представляют собой значительную часть нашего культурного наследия, которое является отличительной чертой русского народа

Сегодня многие обряды уже потеряли свой сакральный смысл, но сохраняются, как память о предках. Попытки возродить их – это желание протянуть невидимые нити от прошлого к настоящему, вдохнуть тепло в блёклые тени далёких лет, показать уникальность и самобытность нашей культуры.

Преданья старины глубокой

На днях лев-толстовские работники культуры воспроизвели древний обряд проводов русалки. Этот обряд основывается на вере наших предков в русалок и был распространён на всей территории России. По поверью, на Русальной неделе, следующей сразу за Троицей, эти существа появляются на Земле и становятся видимыми для людей. Считалось, что русалками становятся девушки, умершие до вступления в брак, особенно засватанные невесты, не дожившие до свадьбы; утопленницы; младенцы, умершие некрещёнными; самоубийцы. У славян существовало поверье, что в первый день Русальной недели они появляются на Земле, а в последний день троицко-русального периода возвращаются на «тот свет». Встретить их можно у воды, на ржаном поле, в лесу, на деревьях, на перекрёстках дорог, на кладбище и на мосту. По ночам они плещутся в воде, около водоёмов расчёсывают свои длинные волосы, катаются на ветвях деревьев, а днём их можно встретить в поле, где они вьют венки, кувыркаются в траве, играют, хлопают в ладоши, водят хороводы, поют, кричат и хохочут. Обязательно находились люди, которые видели русалок, и рассказы об этих встречах передавались от поколения к поколению.

Представления о внешнем виде русалок в разных уголках страны было разным, и оно не имеет ничего общего с образом русалочки из известной сказки Андерсена. Где-то славяне представляли их красивыми молодыми девушками с распущенными волосами (в нарядных одеждах или обнажёнными), где-то - страшными, косматыми, уродливыми бабами с обвислой грудью. Иногда она имела облик животного.

В период их пребывания на Земле следовало быть осторожными, не купаться в водоёмах, а в лес и поле не ходить в одиночку. Их магическая сила могла проявляться как с положительным, так и с отрицательным знаком. С одной стороны, они осмысливались, как хранительницы урожая, от которых зависело количество влаги, получаемое в течение лета полями. Считали, что там, «где русалки бегали и резвились, там трава растёт гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее». С другой стороны, они могли наслать сокрушительные бури, проливные дожди с градом. Повсеместно бытовали поверья об опасности встреч русалок с человеком. Они могли защекотать, напугать, утопить, наслать падёж скота или лютую вражду между соседями. Встреча с русалкой могла закончиться для человека продолжительной болезнью, а познавший любовь русалки или хоть раз поцелованный ею вскоре умирал от тоски или заканчивал жизнь самоубийством. По некоторым легендам, русалки похищают и портят нитки и пряжу и даже могут забрать себе младенца, оставленного жницей на меже.

Наши далёкие предки верили, что почитание праздника русалок, хорошо проведённый обряд их проводов гарантировали на весь год доброе отношение этих опасных и вселяющих страх существ. Люди старались правильно себя вести, чтобы не вызвать их гнев и мщение, задобрить их, оставляя на границах полей, пнях деревьев, перекрёстках дорог жертвы в виде мёда, блинов, хлеба и соли. Всю неделю запрещалось стирать, ткать, шить и т.д. Знали наши пращуры и немало советов, как уберечься от русалок. Нужно при себе иметь что-нибудь колючее или острое, например, иголку или булавку. Для защиты дома подойдёт горящая головня или кочерга. Многие люди на Русальной неделе под мышки подвязывали полынь, веря, что русалки не приблизятся к человеку, от которого исходит полынный запах. А ещё они боятся осины и крапивы.

Девушки в Русальную неделю гадали на свою судьбу и замужество. Ночью, в один из дней этого периода, девицы, страдающие от неразделённой любви, отправлялись на берег реки, где оставляли своеобразный сигнал о помощи в любовных делах. В качестве платы за услугу в красную тряпицу заворачивали новую ленту, бусы или монетку, а под узелок клали прядь своих волос. Верили, что русалка сама догадается, что нужно сделать.

«Догоняй, гони русалок!»

Обряд проводов имел одну цель – прогнать нечисть подальше от жилищ людей, но в его проведении в разных местностях были свои традиции. Русалку обычно изображали ряженые. В Рязанской губернии, к примеру, она (красивая девушка, украшенная зеленью и цветами) появлялась на улице верхом на кочерге, с помелом в руках. Часто встречающейся разновидностью ряженой русалки была лошадь. Её изображали один или два парня. Они клали на плечи жерди и покрывались сверху суровой тканью, украшенной лентами и колокольчиками. Первый из них держал в руках маску коня, которая представляла собой голову животного, изготовленную из соломы или тряпок. Вместо маски на палку насаживали также лошадиный череп.

В некоторых местах русалка изображалась в виде чучела. Основой служил ржаной сноп или кокон из сшитых тряпок с приделанными руками. Готовый торс обряжали в «бабий» наряд, иногда разрисовывали лицо. Куклу укладывали на носилки или в гроб, покрывали кисеёй или скатертью с вышитыми полотенцами, убирали цветами. Чучело несли ряженые девушки. В тульском варианте обряда персонаж, изображавший русалку, отсутствовал, участники обряда провожали воображаемую русалку.

В некоторых местах обряд представлял собой следующее. Из группы девушек выбирали русалку, которая надевала на голову один или несколько венков, а порой и всю голову увешивала зеленью. Народ выводил её за село в ржаное поле, или к реке, иногда на кладбище, где с «русалки» срывали венки и бросали их в реку, костёр или за ограду кладбища. Проведя этот ритуал, участники разбегались с места проводов, чтобы русалки не догнали и не навредили.

Активное участие в обряде принимало всё население – считали, что проигнорировавших ждали большие неприятности. Центральным действием обряда было шествие. Собравшийся народ вместе с русалкой неторопливо проходил вдоль поселения, реже по лугу или около поля. В ряде мест процессия двигалась бегом: одни участники проводов убегали, другие догоняли их. Шествия сопровождались весёлыми плясовыми песнями.

В Данковском уезде вышедшие на улицу жители деревни нападали на ряженных русалками девушек и гнали их с криком: «Гони русалок!» на землю соседней деревни. По тульскому обычаю, крестьяне бегали по полям, каждый из них махал помелом, отгоняя воображаемую русалку; при этом громко кричали: «Догоняй, догоняй!». Использовали и шумовой эффект: громко играли на музыкальных инструментах - гармонях, балалайках, дудках, гремели трещётками, били в заслоны, в косы, тазы, щёлкали кнутами, по выходу из деревни стреляли холостыми из ружей.

Всё заканчивалось тоже везде по-разному. Где-то изгнанные «русалки» какое-то время прятались в жите, в соседних деревнях или в лесу; затем снимали с себя элементы ряженья и, оставив их тут же, возвращались обратно, стараясь не попадаться на глаза гуляющему народу. Русальный конь на глазах всей публики валился на бок, задирал вверх ноги, изображая смерть. Ряженые скидывали с себя маску с пологом, а народ бросал её в реку, или, разорвав чучело по частям, раскидывал их по сторонам; глиняные маски провожатых также разбивали. Череп лошади «погребали» - бросали за деревней в яму, где и оставляли до следующего года. Соломенную или тряпичную куклу оставляли в поле на меже, или сжигали на костре, или разрывали на куски с последующим разбрасыванием или сжиганием.

Проводам, как правило, сопутствовали всеобщие гуляния, во время которых водили хороводы, устраивали игры и общие трапезы, пели песни. Во многих местах соблюдался обычай обливать друг друга водой. А в Тульской губернии, к примеру, существовал ритуал обязательного омовения в реке на рассвете после совершения обряда. Этот обычай связывали с тем, что запрет на купание в связи с уходом русалок прошёл. В Рязанском уезде участники обряда должны были перепрыгивать через костёр, на котором сгорала русалка. Считалось, что каждый перескочивший предохранялся тем самым от болезней, злых духов и колдунов.

В Астраханской губернии вождение русалки-лошади сопровождалось девичьим обрядом скидывания венков в реку, который также можно рассматривать как один из вариантов изгнания русалок, т.к. венок часто ассоциировался с русалкой.

После того, как все русалки были изгнаны (а некоторые крестьяне утверждали, что видели, как те с плачем и воплем убегали от селений к лесу), гулянья продолжались. Лишь в некоторых местах участники проводов возвращались домой в полной тишине или даже в унынии.

Это наша история

Традиция на 7-й день после Троицы провожать русалок до недавних пор жила в Лев-Толстовском районе. В некоторых сёлах ещё остались люди, бывшие свидетелями этого всенародного гулянья.

Обряд, который на днях попытались воспроизвести работники районного Центра культурного развития, основан на воспоминаниях старожилов села Домачи. Никого из участников тех празднеств давно уже нет в живых, но, к счастью, сохранились записи их рассказов.

В Домачах русалка представлялась в виде медведя. В вывернутый наизнанку тулуп облачался один из мужчин села, и народ большой толпой вёл его за околицу к ржаному полю, гремя всем, что гремит - пустыми вёдрами, ложками и прочим. В поле они гнали его прочь от села, толкали в спину, пихали, пока «медведь» не падал в рожь. Долго кувыркаясь, он всё же поднимался и гнался за обидчиками, пытаясь их схватить. С визгом и криком домачёвцы пускались врассыпную. После таких весёлых догонялок люди всё же брали верх над представителем потустороннего мира. Медведь-русалка был изгнан, и в селе наступал до следующего года период спокойствия и благоденствия. Ритуал заканчивался всеобщим гулянием с праздничной трапезой, песнями, плясками и хороводами.

До недавних пор проводы русалки устраивали и жители деревни Кордюки и села Загрядчино. Нам посчастливилось пообщаться с участниками ритуала.

- Это был большой праздник, ждали его с большим нетерпением, готовились заранее, - поведали они. - Бабки рассказывали, что ещё раньше и чучело делали, его потом на костре сжигали, и маски мастерили. При нас чучел уже не было. Наряжались все, шли с начала деревни с гармонистом, с песнями и плясками. У кого маски были, надевали. Венки плели на голову. Кто мог, наряжался почуднее - юбки драные, погремушки на них нашивали. А потом в барском саду все собирались, костёр большой разводили. Ребятишки при нас. Веселились все от души, всю поляну, бывало, вытопчем - так плясали. Было, что кто-то лишнего выпьет, а кто и подерётся. Как же без этого? Но в основном всё было чинно-мирно. Домой шли скотину с выгона встречать, коров доить, да и на ферму на работу надо бежать. «Напиться и забыться» - такого не было. Потом старшие поумирали, мы состарились, проводы русалки уже давным-давно никто не проводит. А вспоминать приятно, как весело мы жили и как умудрялись всё успевать.

В КОНЦЕ

Христианская церковь, конечно, не признаёт этих древних славянских празднеств, уходящих своими корнями в язычество. Но нельзя не согласиться, что это история нашего народа, которую мы должны знать.

Комментарии

Оставить комментарий

В середине ноября в нашей стране отмечался профессиональный праздник повелителей огня и металла - День кузнеца

В минувшую пятницу в сквере им. Л.Н. Толстого жители района возложили цветы к памятнику человеку, внёсшему неоценимый вклад в историю литературы не только России, но и всего мира.

В рамках Года культурного наследия в краеведческом музее открылась выставка «Многоликая Россия». Она посвящена традициям, быту и творчеству разных культур и народов, проживающих на территории нашей огромной страны

Все новости рубрики Культура