Откипевшие страсти время стёрло поспешное, лишь страницами прошлого шелестит тишина…

В редкие минуты ничегонеделания люблю взять в руки томик стихов, углубиться в чтение и насладиться тихой музыкой сложенных в рифму слов

Недавно открыла для себя поэта, чьи стихи затронули струны души, очаровав одновременно своей глубиной, простотой и непосредственностью, светлой грустью по прошедшим годам и трогательной любовью к уголку земли, называемому малой родиной.

Этим поэтом оказался житель нашего района Анатолий Абросимов, и в конце марта текущего года вышел в свет сборник его стихотворений, проиллюстрированный сделанными автором фотографиями и написанными им же картинами.

Читателям уже знакомы некоторые стихи Анатолия Васильевича, опубликованные ранее на страницах районной газеты. Они получили много положительных отзывов.

В поэтический сборник вошли произведения, посвящённые малой родине автора – посёлку Тихий Дон в Лев-Толстовском районе, его друзьям, родственникам, значимым событиям. В стихотворениях автор передаёт своё состояние души, делится с читателями восприятием прекрасного, раздумьями о прошлом и сегодняшнем дне, искренними чувствами. Большая часть его произведений – пейзажная лирика.

Ликует май, он силы полон,

Метёт цветочная пурга,

Зелёный взрыв, зелёный всполох

И первой радуги дуга.

Остановились ветры-кони,

Спугнуть не смеют благодать.

Черёмух белые ладони

В ладонях вечера лежат.

Покой качается на ветке,

Заката отгорел узор,

А под берёзами в беседке

Течёт неспешный разговор.

Роса не студит чашку с чаем,

Зари полоска не видна,

Вот-вот взметнётся соловьями

Ночного неба глубина.

В восторге буйствует луна,

Звезда искристая летит,

В лугах просторных тишина,

И счастье рядышком сидит.

Анатолий родился в многодетной крестьянской семье в селе Первомайском Лев-Толстовского района 15 ноября 1950 года. Через год Абросимовы переехали в посёлок Тихий Дон. Отец Василий Васильевич - ветеран Великой Отечественной войны, механик-водитель легендарного танка Т-34, участвовал в Сталинградской битве и сражениях на Курской дуге, освобождал Белгород и Харьков, был тяжело ранен. Он работал бригадиром на машинно-тракторной станции, позже, во время укрепления колхозного строя, возглавлял тракторную бригаду объединённого колхоза. Мама Мария Лаврентьевна трудилась разнорабочей. Дети, которых в семье было семеро, росли дружными, как и все сельские ребята тех лет, с раннего возраста помогали взрослым по хозяйству.

Любовь к малой родине и отчему дому проходит красной нитью через многие стихотворения поэта.

Облаков в синеве бархатистые строчки,

От рассвета к рассвету песня жизни плывёт,

От Вселенной когда-то отделился кусочек

И с тех пор невесомо в моём сердце живёт.

Ночь уходит легко с первым шорохом ветки,

Снегом падает с вишен облетающий цвет.

Серебристый туман, бестелесный и светлый,

Соловьиные песни собирает в букет.

Куст жасмина в саду ветер ласково тронул,

Под покровом росистым яркий май засиял.

То весёлый рассвет, обжигая ладони,

Звёзд сгоревших искринки по лугам разметал.

Безмятежное солнце по-весеннему греет,

Одуванчиком ранним полыхнуло в глаза.

Я ведь знаю, так будет, я безропотно верю:

Не остудит цветенье ледяная гроза.

Этот край дорогой, эту землю святую

Ни забыть в суете, ни предать поклянусь.

Подойду я к берёзе, обниму, как родную,

О мечтах и сомненьях с ней одной поделюсь.

Скромный дом в тишине, небом бережно крытый,

Много зим пережил, грусть разлуки тая.

Я всего лишь хочу, чтоб ты не был забытым,

Чтоб жила неизбывно с нами святость твоя.

То, что было, прошло, чего не было - будет,

Время вровень идёт с норовистой судьбой,

Только истину эту мы с тобой не забудем,

Нет дороги из дома, все дороги - домой!

Начальное образование Анатолий получил в школе посёлка Тихий Дон. С 5 по 8 класс учился в соседнем селе Кузовлево. Уже в подростковом возрасте он увлёкся техникой, ведь тракторная бригада с мастерскими базировалась недалеко от дома. Опытным путём изучил строение не одной машины. Поэтому решение поступить в Липецкий машиностроительный техникум стало закономерным. Три с половиной года обучения, работа по распределению на Липецком тракторном заводе, служба в армии пролетели незаметно. И вот он вновь на малой родине.

Уж ночь глухая на пороге,

Иду в тепло, спешу домой.

Сирени куст на полдороге

Убряхтан в иней с головой.

Злой колотовкой порезвилась

Метель сварливая вчера,

Густой акатник, ветки выгнув,

Под снегом кныжится с утра.

На небе месяц клечатеет,

По насту радужные льдинки

Торчат пообочь, чуть темнея,

Вдоль стёжки вёшек разгувилки.

Закат замёрз на небосводе,

Упруго валенки скрипят,

Острамок сена на сугробе

Небрежно зайцами расчат.

Мороз. Мороз нам не помеха,

Мурашки по щекам бегут,

Уж и чилята под застрехой

Нашли укрытье и уют.

С приступок в сенцы - и я дома,

До двери три шага шагнуть.

Фуфайку снял - с мороза колом,

Присел на коник отдохнуть.

Махотка на столе стоит,

В тени железная кровать,

Нет слов достойно оценить

Родного дома благодать.

Ночная лампа-керосинка

В углу под матицей висит,

В проходе прялка-самокрутка,

Как муха, бархатно жужжит.

С кудельки нитка шерстяная

До вьюшки ласточкой летит,

Ленивый кот, клубком играя,

Хвостом подзоры шевелит.

На грубке валенки оттают,

Загнетка шапку подсушит,

За дверкой угольки мерцают,

Ведро на суднике стоит.

Гасёнок теплится в чулане,

Полумрак по углам стоит,

Застрял корец меж чугунами

Весёлка на полу лежит.

Полати застланы дерюжкой,

На ужин - молока стакан.

Мне будет петь всю ночь в гарнушке

Неутомимый чулюкан.

25 лет жизни Анатолий Васильевич посвятил работе в должности инженера в цехе восстановления изношенных деталей Лев-Толстовской сельхозтехники. Когда предприятие перестало существовать, ему пришлось сменить профессию: он устроился в местный водоканал, выполнял обязанности токаря, фрезеровщика, сверловщика, заточника и другие. Руководство его ценило, как опытного и знающего сотрудника, награждало премиями за рационализацию производственных процессов.

Анатолий Абросимов - человек увлекающийся. Он никогда не сидел без дела. А руки у него золотые. Как-то в свободное от работы время собрал трактор, на котором пахал огород и убирал урожай не только себе, но и друзьям и знакомым. Постепенно он его усовершенствовал, сделал более энергонасыщенным и многофункциональным. Однажды применил свою инженерную мысль во время установки колокола на храме в селе Кузовлево. На радость местных жителей с помощью крана и правильного расчёта это ответственное задание было выполнено быстро и безопасно.

Всю жизнь он увлекался охотой и рыбалкой. Но самой большой любовью, пронесённой сквозь годы, был и остаётся посёлок Тихий Дон. Как только появлялась возможность, он всегда торопился домой. Вместе с братьями и сёстрами восстановил родительский дом, украсил территорию мини-прудиком, уютной беседкой, резным летним домиком.

На весны бушующее диво

Смотрим сквозь закрытое окно,

Изрекает будничность ворчливо:

Укротись, набегался давно.

Укрощу каприз недомоганья,

Прогоню хандру, как вязкий сон.

Улечу на крыльях из желаний,

Солнцем и весною вдохновлён.

Хочется просторный мир зелёный

В душу аккуратно втрамбовать,

Резвым жеребёнком несмышлёным,

Хвост задрав, по лужам проскакать.

Чтоб потрогать тучи грозовые,

Дотянуться до неба рукой,

Под тугие струи дождевые

Выйти с непокрытой головой.

Замереть в объятьях тишины

В предрассветном хрупком волшебстве,

Под сияньем призрачным луны

Заплутать в некошеной траве.

Хочется в лугах под ветром знойным,

Руки пораскинув, постоять,

Что-нибудь весёлое земное

Облаку вдогонку прокричать.

Куст сирени захватить в охапку,

Утонуть в бутонах с головой,

Чтоб расстаться с грустью без остатка,

Надышаться сладостью хмельной.

Зарослей горящих иван-чая

Приласкать негаснущий костёр.

Аромат дурманящий вдыхая,

Броситься в ромашковый ковёр.

А пока стихией пробужденья

Вырвался апрельский первоцвет.

На столе стоит как утешенье

Из черёмух радости букет.

Каждый кустик, травинка и бутон, выросший на родимой земле, вызывают в душе поэта нежность и умиление. Одно из стихотворений посвящено пруду, с которым связано много воспоминаний о беззаботном босоногом детстве. И пусть сегодня на месте пересохшего водоёма остался лишь заросший небольшой котлован, память бережно хранит картинки из далёкого прошлого.

Сердце путь подскажет,

Память приведёт,

Пруд из жизни нашей

В вечность не уйдёт.

Дел край непочатый

И проблем галдёж,

Всё равно когда-то

К сажалке придёшь.

Летом долгожданным

Целый день-деньской

Ребятня бесштанная

Бегала гурьбой.

Ночью покрывался

Облаком парным,

На день доставался

Только нам одним.

Были и свиданья,

Пели соловьи,

Робкие признанья

В искренней любви.

Что тогда свершалось?

Магия чего?

Счастье познавалось,

Воскреси его.

Видим то, что помним,

Нет воды - и пусть,

Пруд пустой наполнит

Наша с тобой грусть.

Уходя надолго,

Тихо оглянись

И душой, и сердцем

Прошлого коснись.

Пусть тебя не держит

Будней суета.

Тропка к пруду детства

От преград чиста.

Несколько стихотворений Анатолий Васильевич посвятил друзьям.

Мир беспокоен и велик,

Но счастлив в этом мире я,

Я свой имею материк:

Мой материк - мои друзья.

А коль придётся загрустить,

Приду к друзьям я, как домой,

Уют в душе восстановить

И оптимизма взять с собой.

Не надо большего желать,

Не затерялся я в пути,

Всегда мне есть кого встречать,

Всегда мне есть куда идти.

В сборник вошли произведения, посвящённые тиходонцу и почти соседу, кандидату технических наук, доценту Виктору Карих, который, закончив многолетнюю преподавательскую деятельность, вместе с супругой перебрался в милый сердцу уголок, где прошли детство и юность.

Уж не снятся ни голод, ни стужа.

Под ногами босыми твердь,

Только памяти всё ещё нужно

Что-то в канувших днях узреть.

Мир огромный позвал безбрежьем.

Оставляя уютный кров,

Взял в попутчики лишь надежду,

А в союзники - к жизни любовь.

Через груды невзгод и тревоги,

Предпочтя развлеченьям труд,

Неустанно торил дорогу

Без фанфар и без медных труб.

Звёзд немного с небес досталось,

Но одной удостоен навек:

Чётко светится надписью аверс -

Семьянин, Гражданин, Человек!

Небосвод всё такой же синий,

Лишь горит позолотой клён,

Будь здоровым, весёлым и сильным,

Как дубок, что тобой взращён.

Кстати, именно чета Карих приняла деятельное участие в издании стихов талантливого земляка и выступила спонсором этого хорошего дела.

Вместе с Виктором Васильевичем и другими тиходонскими единомышленниками Абросимов принял активное участие в создании мемориальной зоны в честь воинов–односельчан. Тема войны нашла своё отражение и в творчестве поэта.

Не потеплеет мрамор под рукой,

Всё время сгладит в мире бренном,

Печаль с годами сладится с судьбой,

И только память будет жить нетленной.

Кипели слёзы, и сочилась кровь,

И были далеки победы дни,

Как душу сохранил ты, как сберёг любовь

В раскатах тяжких рвущейся брони?

Что было свято у тебя перед глазами,

Приказ холодный и суровый - устоять!

Иль в доме отчем со свечой под образами

С молитвой истовой заплаканная мать?

Что видел ты сквозь триплекс задымлённый,

Сквозь гибельный снарядный рой,

Когда пошёл в атаку устремлённый

Твой танк в последний приднепровский бой?

О чём мечтал, о чём в ночи грустилось

По дальним медсанбатам тыловым,

Когда едва надежда засветилась

Из ада выбраться, хоть в шрамах, но живым.

Молчит отец, ничем не удручённый,

Перед прошедшим и грядущим чист.

Припал к кресту, как орден невручённый,

Слетевший с клёна золочёный лист.

Несколько стихотворений Анатолия Васильевича - о Женщине. Она – мираж, несбыточная мечта, робкая надежда, нерастраченная грусть. Любовная лирика поэта светла и печальна. В ней нет обиды на ту, с которой не суждено быть вместе. Но есть благодарность за подаренное чувство, за тепло воспоминаний, за мечту и вдохновение.  

Без сомнений и клятв истовых

Порождённый наивной мечтой

Заструился источник чистый

Моей первой любви большой.

Полыхали в полмира зарницы,

Ночь в испуге ютилась в лугах,

Чуть дрожали твои ресницы,

Поцелуй пламенел на губах.

Волшебством, наважденьем и бредом

Заклубился июльский зной,

Но назначено было Небом

Не увидеться вновь с тобой.

Ты ушла, словно сон прекрасный,

Улетела, как пух с тополей,

Был я счастлив твоим счастьем,

А печален печалью своей.

Мы друг другу тогда не смели

Ни «прости», ни «прощай» сказать,

Или юность ещё не умела

Горечь первых потерь принять.

Достучусь до судьбы спесивой,

Занавески отдёрнув тюль,

Прошепчу ещё раз: «Спасибо

За сгоревший в зарницах июль».

*   *   *

Ты пришла из мечты утерянной,

Ты пришла, как прохлада летняя,

Как туман, не вполне уверенно

Неземная любовь последняя.

Воскреси времена прошедшие,

Напружинь мои крылья юностью,

Пролечу над давно ушедшим,

Что увижу, а что почудится.

Разгляжу горизонты дальние

И услышу напевы дивные -

Бытия благовест пасхальный,

Грозовые раскаты с ливнями.

Невезения привкус горький

И удачи соблазн манящий,

Не увижу тебя я только,

Ты явилась мне лишь в настоящем.

Не удастся дорогам сблизиться,

Наши звёзды часов не сверили,

Твоя стрелка к востоку движется,

А моя далеко на севере.

Жизни нить паутинкой тянется,

Годы бережно в стопки сложены.

Твоя стопка в ладонь вмещается,

А моя - лишь в мешок дорожный.

Наши тропки из детства разные,

Не грущу, или только кажется,

Мои встречи с тобой праздную,

А разлуки в душе улягутся.

Я итожить не буду прошлое,

Загляну лишь в глаза твои синие,

Без тебя предвесенье прожито,

За такую любовь прости меня.

Сейчас Анатолий Васильевич находится на заслуженном отдыхе. Но заниматься творчеством не только не бросил, а продолжает раскрывать в себе новые таланты. Например, увлёкся рисованием и создал несколько прекрасных картин маслом. По его признанию, стихи начал писать неожиданно. Выражает в них накопленные за годы жизни размышления, душевные терзания, любовные порывы, восхищения и сомнения.

Лишь блаженным покоем дом затихший наполнится,

За опущенной шторой загорится небесный ночник,

Вновь нежданною гостьей проскрипит половицей бессонница,

Вновь истреплет до дыр моей жизни небрежный дневник.

Перегружен возок мой до краёв неотвязчивой памятью,

Путь тернист и ухабист - поберечь бы коней.

Что прошло, пусть поёт васильково-ромашковой замятью,

А что ждёт впереди, не намного пусть будет темней.

Постою в тишине, в лунном свете, безмолвьем чарующем,

В утомлённых руках над собой подержу небосвод.

Вот он путь, Млечный путь, словно перст указующий,

А суетный земной через драмы людские ведёт.

Где бессрочный привал, под неласковой сенью какого

Задымлённого далью верстового столба?

По извечным небесным, не постигнутым сердцем законам

В подорожной ответ знаком «икс» начертала судьба.

Придорожная пыль на висках серебрится, как иней,

Не в согласии с явью меди звон под дугой.

Уж не сменится шаг иноходью размашистой, сильной,

В никуда не спеши и постромки не рви, коренной.

*   *   *

Мы все под солнцем небезгрешны,

Пред провидением в долгу.

Печалью с грустью вперемешку

С собой делиться лишь могу.

Не равным жребием везенья

Судьба пожаловала нас,

Но щедро выдан при рожденьи

И счастья, и добра аванс.

Зачем так любит человек

Погреться в пламени интриг?

Ведь жизнь условно только век,

Зарницей вспыхнет, словно миг.

Молву расхожую с презреньем

На подступах к душе гони -

Разъест, как прелью, подозреньем

Устои прочные любви.

Не дай себя поработить,

Не дай сорваться сплетням в крик,

В почётный статус возвести

Большие уши и язык.

Остановись, воспрянь отныне,

Друзей на слове не лови,

Неправда сгинет пусть в пучине,

Пустив зловонья пузыри.

В чулан с замшелыми углами

Тлен недоверья не грузи,

Не громозди бесплодным хламом

Своей прижизненной стези.

В стихии истин и сомнений

Смятенным сердцем предпочти

Пасть жертвой праздных измышлений,

Позывам каверзы плести.

Обиды вкус предай забвенью,

Отринь злословье, как напасть.

Храни в себе благословенным

Святое мужество - прощать.

*   *   *

В заполночной прохладе, в колдовстве предрассветном,

Когда звёзды горящие погасит небосвод,

Поводырь бескорыстный – в травах тропка заветная

В беспечалье далёкое ни зачем приведёт.

Замер мир безупречный в первозданной безгрешности,

Жизнь мудра ненасытностью, словно чаша без дна,

Откипевшие страсти время стёрло поспешное,

Лишь страницами прошлого шелестит тишина.

Ночь уходит, осталась только малость на донышке,

Обронённую вечностью пью росинку с руки.

Сердце греют ромашки, как весёлые солнышки,

Как глаза незабвенные ворожат васильки.

Где ты, юность моя, до тебя лишь мгновенья,

Я к тебе прилечу, подскажи лишь, куда.

Кто та фея-загадка с обломавшимся веником,

Что сметает их в месяцы и прессует в года?

Поплутав, порезвившись по верхам и укромьям,

Тополиной пушинкой надо мной покружит,

Подлетит незамеченной и представится скромно:

- Я судьба-неразгаданность, я прошедшая жизнь.

НАПОСЛЕДОК

Остаётся добавить, что, пока готовился к печати сборник стихов, из-под пера Анатолия Васильевича вышли новые произведения. Мы обязательно опубликуем их на страницах газеты. А пока скажем автору спасибо за прекрасные стихи и пожелаем ему здоровья и вдохновения.

Комментарии

Оставить комментарий

В первых числах мая состоялся районный фестиваль-конкурс детского творчества «Веснушка», на котором блеснули талантами юные солисты, вокальные и танцевальные коллективы, чтецы и музыканты.

На традиционном фестивале-конкурсе с таким названием в Центре культурного развития недавно развернулась лента памяти из военных песен.

Все новости рубрики Культура