По намоленным местам

В 1805 году закончился период жизни Илариона Троекуровского, связанный с Воловьим оврагом близ села Головинщино: по оговору недоброжелателей он был арестован и помещён сначала в острог, а затем на шесть месяцев в Раненбургскую пустынь. За это время его пещеры в овраге были разрушены, и затворник был вынужден искать себе новое место пребывания.

На два-три года этим местом стала церковная караулка в селе Головинщино. Мы побывали в этом селе, но выяснить, где именно она стояла, сегодня не представляется возможным. В то время в Головинщине (кстати, тогда это было село Алексеевское) имелись две деревянные церкви – в честь святых бессребреников Космы и Дамиана (на кладбище) и Казанской иконы Божией Матери с приделами Никольским и Алексиевским (в центре села). Но осмелимся предположить, что караулка находилась неподалёку от Казанского храма и в него же преподобный ходил из Воловьего оврага на богослужения.

Десятилетия спустя

Сегодня на этом месте стоит полуразрушенный каменный храм, построенный вместо сгоревшей в 1840 году Казанской церкви и обветшавшей Космодамианской (строительство было начато в 1864 году). Эту огромную и красивую церковь закрыли в 1937 году и много лет использовали, как склад. Снесли колокольню, а для того чтобы по зданию могли проезжать для погрузки-разгрузки трактора, в стенах напротив друг друга прорубили ворота. Ремонтом здания никто не занимался, из-за чего теперь пришла в совершенную негодность крыша, зияют пустотой проёмы окон и дверей. Когда пошёл процесс восстановления православных святынь, головинщинцы загорелись надеждой, что их великолепный храм будет возрождён. Но эксперты вынесли неутешительный вердикт: из-за длительного хранения химикатов (в том числе дуста) находиться в этих стенах небезопасно для здоровья, поэтому для богослужений здание использовать нельзя. Пару лет назад активисты села выразили намерение всё же отремонтировать храм, чтобы сохранить его для потомков, как архитектурный шедевр. За работу взялись с энтузиазмом. Из здания было вывезено 15 КамАЗов копившихся годами удобрений и прочего мусора. А при расчистке прилегающей территории произошло сенсационное событие: обнаружился склеп, под кирпичными сводами которого покоятся останки одного из священнослужителей храма. Хорошо сохранился деревянный, обшитый материей гроб, одежды, Евангелие в руках. Старожилы засвидетельствовали, что на этом месте находится несколько захоронений церковных служителей, когда-то на их могилах были и кресты, и надгробные плиты. Но во времена гонений на православие про кладбище предпочли забыть. Здесь, на костях, проводились сходы жителей, ездила тяжёлая техника и даже производилась вспашка земли. Каким образом в те времена склепу удалось уцелеть, не рухнуть под тяжестью тракторов, не быть развороченным плугом, словом, ничем себя не обозначить, остаётся загадкой. Склеп решили снова «законсервировать» и не тревожить прах покойного. А территорию старого кладбища благоустроить в знак почтения людей, много лет назад молившихся о нашем спасении. 13 июля 2017 года, в День памяти Илариона Троекуровского, возле склепа прошло первое за последние десятилетия заупокойное богослужение по погребенным.

Но вопросы остались: сколько веков назад построен этот склеп, кем был священник, для которого он возводился? У сотрудников редакции на тот момент возникло предположение, что им мог быть отец Трофим – учитель и духовный наставник преподобного Илариона. Но в этой версии не всё сходилось по датам. И мы стали с нетерпением ждать, к чему приведут запросы, разосланные по разным направлениям благочинным района протоиереем Андреем Гусевым. Большие надежды возлагались, в первую очередь, на архив Рязанской области, ведь тогда территория относилась к Рязанской губернии. Но там сведений не оказалось. Метрическая книга храма села Головинщино была обнаружена в Государственном архиве Липецка.

Выяснилось, что за алтарём Головинщинской церкви находятся захоронения двоих священнослужителей. Один из них — первый настоятель храма (имеется в виду трёхпрестольный каменный храм, который мы видим сегодня) священник Евфимий Назаретов, который служил с 1873 по 1882 год. Второе захоронение принадлежит служившему с 1882 по 1911 год священнику Николаю Левитову. Кто из них покоится в склепе, а кто в обычной могиле, выяснить не удалось. Другие захоронения в метрической книге не упоминаются.

В настоящее время над склепом установлен погребальный крест. Планы по дальнейшему благоустройству этого места, высадке здесь декоративных деревьев и кустарников пока, как выяснилось, не воплотились в жизнь. Провалилась и идея с ремонтом – здание запущено настолько, что на ремонт  требуются многие миллионы рублей.

В карповской келии

Прожив несколько лет в Головинщине, Иларион переселился в Карповку. Этому предшествовал такой эпизод. Карповский помещик князь Михаил Александрович Долгоруков, урожаю на полях которого грозила гибель из-за засухи, прислал Илариону записку с просьбой помолиться Господу о ниспослании дождя. Тот ответным письмом пообещал исполнить его просьбу, и в тот же день полил дождь, спасший погибавшие хлеба. Это убедило князя в том, что Иларион угоден Богу, и он стал настойчиво приглашать его пожить в своё имение. Для угодника возле церкви князь поставил удобную келью, а в услужение ему приставил мальчика для доставки всего необходимого. Всё семейство князя любило и уважало Илариона, а княгиня собственноручно обила сукном его келию.

С той поры прошло более двух веков. Карповка за это время пережила и период своего расцвета, и тяжёлые времена угасания. В настоящее время непосвящённому человеку не по силам отыскать даже следы построек, разрушенных в конце прошлого столетия. Тем более невозможно представить, где именно находился в бытность Илариона Троекуровского великолепный и регулярно плодоносящий фруктовый сад с оранжереей из абрикосовых, персиковых и шпанских вишен деревьев, дома тайного советника князя Александра и камергера князя Михаила Долгоруковых, где стояли княжеские дома и келия подвижника. Безмолвным свидетелем событий той поры был и остаётся каменный храм с приходами Архангела Михаила и Николая Чудотворца, построенный стараниями князя Михаила Александровича в 1808 году. Правда, храмовая часть и колокольня были достроены позже, а главный престол во имя Иверской иконы Божией Матери освящён лишь в 1842 году. Сегодня полуразрушенная церковь печально глядит пустыми глазницами на опустевшее село и, к сожалению, не может рассказать нам обо всём, что происходило здесь на протяжении её многолетней истории. 

Известно, что в Карповке Иларион несколько лет жил спокойно, подвизаясь по-прежнему в посте, молитве и трудах. Князь, подолгу проживавший в своём имении, с большим удовольствием и интересом вёл беседы с богомудрым подвижником. К этому же времени относится предсказание Илариона об исходе войны 1812 года. Многие соседи-помещики приезжали к нему за советом, куда им уехать от надвигавшихся полчищ Наполеона. «Не расстраивайте напрасно своих пожитков и много не беспокойтесь, – отвечал им угодник Божий, – а молитесь усерднее Господу в посте и слезах; читайте акафист Матери Божией, и мы помилованы будем, а супостат посрамится. Пусть он взял Москву — на деревне остановится». Пророческие слова подвижника сбылись.

К Илариону приезжало много людей, ищущих исцеления телесных хворей, мудрых советов или душеспасительных бесед. Здесь же, в Карповке, Илариона часто посещала Дарья Дмитриевна Катукова. Эта благочестивая девица из села Пиково Раненбургского уезда, ставшая впоследствии основательницей монастыря в с. Сезёново, несколькими годами ранее обращалась к нему с вопросом, как ей устроить свою жизнь. По совету подвижника она поступила в одну из женских обителей, где провела семь лет. На момент пребывания Илариона в Карповке Дарья уже вышла из монастыря и проживала в построенной для неё родителями келии в с. Головинщино близ церкви, где занималась выпечкой просфор. В 1817 году она впервые привезла к Илариону из Задонска блаженного Иоанна, впоследствии прославившегося как Сезёновский затворник. Дарья намеревалась просить Илариона взять себе юродивого в услужение, но преподобный, провидя духовную зрелость Иоанна, несмотря на его юный возраст, отказался от предложения Катуковой и со смиренным видом сказал: «Не Иоанн мне, а я Иоанну должен служить – он старее меня». По совету Илариона блаженного Иоанна принял к себе помещик села Сезёново князь Фёдор Николаевич Несвицкий. Известно несколько случаев, когда Иларион духовно прозревал многочисленные и разнообразные искушения Иоанна и спешил прийти ему на помощь духовными советами или душеполезными поступками.

К сожалению, во все времена были недостойные, подлые и злые люди. После смерти князя Михаила Александровича дворовые и управляющие имением, не понимавшие духовной силы Илариона, постарались сделать всё, чтобы изжить его из Карповки. Они писали на него ложные доносы молодому князю в Москву и настроили того против подвижника. И когда князь приехал в Карповку с намерением отказать Илариону в келии, то, встретившись с ним, вскоре понял всю нелепость возводимых на Илариона напраслин и, прощаясь, просил у него его молитв и благословения. Уезжая из имения, князь наказывал своим людям оберегать Илариона ото всех неприятностей. Однако ненавистники старца стали ещё более досаждать ему, пытаясь выжить его из имения.

В ИТОГЕ

В 1819 году смиренно и с молитвой за врагов своих Иларион он решил удалиться от притеснителей и принял предложение соседних владельцев Сухановых перебраться к ним в имение при селе Грязновка, а затем переехал в соседнее село Колычёво.

Комментарии

Оставить комментарий

На минувшей неделе в Союзе журналистов Липецкой области наградили победителей самого престижного творческого конкурса региона - премии имени А. Вермишева. Редакция Лев-Толстовской районной газеты получила признание коллег за реализацию проекта «Тропою православия».

На днях сотрудники районной редакции побывали в селе Троекурово Лебедянского района, где угодник Божий Иларион Троекуровский, покинув Лев-Толстовский район, прожил 29 лет своей жизни

Село Зыково – не ближний свет по отношению к райцентру, оно расположено на берегах Ягодной Рясы у самой границы с Чаплыгинским районом, но расстояние не имеет значения, если в конце пути ждёт интересная встреча

В 1819 году смиренно и с молитвой за врагов своих Иларион удалился из Карповки от своих притеснителей, приняв предложение соседних владельцев Сухановых перебраться к ним в имение при селе Грязновка, а затем переехал в соседнее село Колычёво.

Серая лента шоссе, минуя сёла Астапово, Троицкое, Головинщино, довела нас от райцентра к повороту на грунтовую дорогу, запетлявшую вдоль тучных нив и лесопосадок по краю глубокого оврага, прозванного в народе Воловий

Все новости рубрики Проекты «НС»