По намоленным местам

В 1819 году смиренно и с молитвой за врагов своих Иларион удалился из Карповки от своих притеснителей, приняв предложение соседних владельцев Сухановых перебраться к ним в имение при селе Грязновка, а затем переехал в соседнее село Колычёво.

С этим селом связаны пять лет жизни затворника. Нам оно знакомо с названием Красное Колычёво. Первую часть названия населённому пункту дало небольшое сельцо, расположенное на берегу реки Сквирня. Село Колычёво, названное так по фамилии своего владельца, находилось на другом берегу. В 1932 году эти селения, как и их названия, объединили. На тот момент в них проживало более тысячи человек.

Что увидел здесь преподобный Иларион, когда пришёл в эти места жить? Господский двухэтажный каменный дом, большой плодовый сад, пруд на реке, в котором разводили рыбу, винокуренный завод, ветряную мельницу и многое другое. Но главное, что наверняка привлекло его внимание более всего, это достроенный в 1805 году «по оригинальному проекту» каменный храм Введения Пресвятой Богородицы. Храм был весьма необычен в архитектурном плане – круглый, со звонницей вместо колокольни (колокола размещались между четырёх кирпичных столбов над стеною церкви), с четырьмя стенными нишами и большими окнами между ними. В 1933 году его закрыли, использовали долгое время под зернохранилище и, в конце концов, разорили настолько, что от здания остался один круглый остов.

Нам захотелось выяснить, что представляет собой Красное Колычёво сегодня. От райцентра до него чуть более десяти километров. Правда, наш спидометр показал большее расстояние, так как, прежде чем выехать на пыльную грунтовую дорогу, приведшую до нужного пункта, мы долго петляли по заросшей бурьяном и деревьями обезлюдевшей Грязновке, видимо, выбрав не тот поворот с трассы. В Колычёве вместо обжитой местности перед нашими глазами предстали такие же, как и в Грязновке, непролазные заросли, надёжно скрывшие все свидетельства недавнего проживания здесь людей. Правда, нерушимой стеной над ними по-прежнему возвышается фрагмент Введенского храма, доказывая в который раз, что строили в те времена на века.

Иларион не имел в Колычёве постоянного приюта, а переходил от одного помещика к другому – сначала жил во флигеле Александра Кошелева, затем у Писарева, Колосовнина, Петра Кузьмина и, наконец, у Владимира Меньшикова.

К этому времени Божий угодник приобрёл ещё большую известность и почитание. К нему постоянно приезжали люди – за советом, благословением, исцелением. До нас дошла такая история. Один богатый помещик предлагал Илариону в дар муку и просил о личной встрече, но всякий раз получал отказ. Тогда он сам приехал в Колычёво и уговорил келейника пустить его к преподобному. Войдя к Илариону и не перекрестившись на св. иконы, он стал «вразумлять» угодника Божия, утверждая, что Господь создал человека для наслаждения жизнью, счастья и удовольствия, а не для самоистязания, как он. Затем он предложил затворнику переехать к нему в дом и обещал все блага жизни. «Вы кончили?» — кротко спросил Иларион. «Да, — ответил помещик. — Что Вы мне на это скажете?» — «Вы сами от себя всё это говорили или кто прислал Вас ко мне?» – «Да, я послан». Тогда Иларион взял животворящий крест и палицу, присланные ему в дар Преосвященным Антонием, архиепископом Воронежским, осенил изумлённого посетителя, а палицу набросил на шею. Помещик побледнел, затрясся и упал без чувств, испуская изо рта пену. Иларион приказал келейнику снять с правой ноги посетителя сапог, из которого после этого выпал крестик — нечестивец попирал его своей пятой. Пришедшего в чувство посетителя Иларион напоил богоявленской водой и стал поучать его, советуя подумать о душе своей, оставить нечестие и переменить жизнь: «Покайтесь и молитесь Богу, и милосердный Господь простит грехи и беззакония ваши». На что помещик признался, что он состоит в тайном обществе, и дал страшную клятву вести именно такой образ жизни. «Ваша клятва, – возразил Иларион, – страшна только для Вас. Я ручаюсь, что если Вы с чистым раскаянием обратитесь к Богу, милосердному ко всем, в особенности к искренне кающимся грешникам, – будете помилованы Господом. Поезжайте домой, в Москву не ездите, читайте книгу, которую я дам Вам; подавайте бедным милостыню без разбора всем, во имя Христа, Спасителя нашего, и навещайте меня». Сначала этот помещик старался исполнять советы Илариона, но потом всё же уехал в Москву и там злополучно окончил свою жизнь.

В последнее время пребывания в селе Колычёво Иларион жил в уединённой келии, устроенной для него помещиком Владимиром Меньшиковым в глубоком овраге. Подвижник был обеспечен всем необходимым и даже получил от своего благодетеля одного из лучших его крепостных – Никиту – для келейного услужения.

К колычёвскому периоду жизни Илариона относится создание им своего духовного завещания. Вот его текст: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Боже жизни, у Которого мертвых нет. Все бо нисходящие во гроб к Тебе текут и у Тебя собираются в невидимом мире, – (Тебе живи суть, где тянут веки), куда вход нам неизбежен. Боже праведный! У Тебя мерило наших дел. Ужасаюся и трепещу, готовяся с часу на час к исходу от сей маловременной жизни — предстать на вечное пребывание. И возвращаюсь в землю, от нея же взят был. Разсудил я все свои тленныя вещи предоставить тленным же людям. Молю и прошу, по кончине дней моих, раздать всё моё беднейшее имение самобеднейшим, да нестяжание моё видимо будет там, пред лицем Господа Бога моего. Я виновен против всех, прошу меня простить. А я от всей души моей прощаю всех. Убогий архигрешник Иларион отшельник. Писано от Рождества во плоти Бога Слова 1822 лета мая 28 дня, пребывания моего – иже везде».

К тому времени здоровье Илариона было уже сильно расшатано, поэтому он стал думать о постоянном пристанище. Многие из окрестных помещиков рады бы были успокоить у себя великого подвижника, но ему всех угоднее было приглашение благочестивого Ивана Ивановича Раевского, владельца села Троекурово Лебедянского уезда. Он сам рассказывал впоследствии сестрам своей маленькой общины, что, путешествуя с юных лет в Киев, Воронеж, Задонск или Елец, он всегда старался зайти в Троекурово и любил отдохнуть там у строившейся церкви во имя Успения Божией Матери под тенью высоких и густых лип и берёз: «Тишь такая, кругом зелень, прохлада – словно рай земной, и расстаться, бывало, не хочется, тут бы и умереть». Часто даже ночевал он там, на открытом воздухе. После неотступных просьб Ивана Раевского Иларион стал склоняться к тому, чтобы перебраться в Троекурово. Но сначала он сходил в Киев помолиться и посоветоваться со старцами. На обратном пути услышал Иларион голос: «Будет тебе ходить! Спасайся на одном месте!» Иларион пал ниц, с трепетом благодаря Господа за неизреченное Его Милосердие, и дал обещание остаток дней своих провести на месте, которое Он ему укажет. Вернувшись в Колычёво, пришёл Иларион в свою келью и не успел ещё отдохнуть с дороги, как вновь приехал к нему Иван Раевский с приглашением ехать с ним в Троекурово. Подвижник, видя в этом указание свыше, согласился и в самую полночь 3 ноября 1824 года выехал из Колычёва, взяв с собою своего келейника Никиту.

В ТЕМУ

На этом заканчивается часть земного пути Илариона Троекуровского, связанная с нашим районом. 29 лет прожил он в Троекурове, до самой смерти никуда не выходил из кельи, кроме храма, и к себе мало кого допускал, а посетителям отвечал больше через келейников – оттого и нарекли его в народе затворником.

Комментарии

Оставить комментарий

На минувшей неделе в Союзе журналистов Липецкой области наградили победителей самого престижного творческого конкурса региона - премии имени А. Вермишева. Редакция Лев-Толстовской районной газеты получила признание коллег за реализацию проекта «Тропою православия».

На днях сотрудники районной редакции побывали в селе Троекурово Лебедянского района, где угодник Божий Иларион Троекуровский, покинув Лев-Толстовский район, прожил 29 лет своей жизни

Село Зыково – не ближний свет по отношению к райцентру, оно расположено на берегах Ягодной Рясы у самой границы с Чаплыгинским районом, но расстояние не имеет значения, если в конце пути ждёт интересная встреча

В 1805 году закончился период жизни Илариона Троекуровского, связанный с Воловьим оврагом близ села Головинщино: по оговору недоброжелателей он был арестован и помещён сначала в острог, а затем на шесть месяцев в Раненбургскую пустынь. За это время его пещеры в овраге были разрушены, и затворник был вынужден искать себе новое место пребывания.

Серая лента шоссе, минуя сёла Астапово, Троицкое, Головинщино, довела нас от райцентра к повороту на грунтовую дорогу, запетлявшую вдоль тучных нив и лесопосадок по краю глубокого оврага, прозванного в народе Воловий

Все новости рубрики Проекты «НС»