Главная > Православие > По намоленным местам

По намоленным местам

Серая лента шоссе, минуя сёла Астапово, Троицкое, Головинщино, довела нас от райцентра к повороту на грунтовую дорогу, запетлявшую вдоль тучных нив и лесопосадок по краю глубокого оврага, прозванного в народе Воловий

 

Светлана Дроздова

 

По ту сторону к самому горизонту убегали поля и перелески, а рядом, на склонах, буйным цветом пестрело разнотравье, наполнявшее окрестности медовым ароматом переспелой клубники. Даже воздух здесь показался особенным – настолько чистым и прозрачным, что захотелось пить его большими глотками, чтобы наполнить себя до краёв благостным ощущением этого намоленного места.

 

13 июля, в день памяти преподобного Илариона Троекуровского, возле часовни у Воловьего оврага прошёл молебен с водосвятием. Здесь святой, живя в пещерах, денно и нощно усердно молился Господу о прощении наших грехов, по этим тропинкам ступал босыми ногами, следуя в Головинщинский храм на богослужения, на этих полянах собирал растения для своего пропитания, и тут же, в месте, указанном Всевышним, вырыл колодец с целебной водой.

Давайте вместе мысленно перенесёмся в прошлое и представим, что происходило здесь почти 250 лет назад. По свидетельству летописцев, Воловий овраг в то время находился в окружении дремучего леса. Что же привело сюда человека, воссиявшего потом в сонме святых Православной Церкви?

Большая часть жизни Илариона (почти полвека!) связана с местами, которые сегодня мы называем Лев-Толстовским районом. Если бы события в ту пору разворачивались чуть иначе, возможно, великолепный монастырь, основанный в селе Троекурово Лебедянского района и известный православным всей России, был бы построен на лев-толстовской земле. Впрочем, случилось так, как было угодно Богу.

По примеру древних насельников

Преподобный Иларион родился в селе Зенкино (ныне это Чаплыгинский район Липецкой области) предположительно в 1774 году. Он с ранних лет отличался тихим нравом и любовью к уединению. Почти всё время жил в доме своего деда — простого и неграмотного крестьянина, проводящего свои дни в строгом посте и неустанной молитве. Он брал Илариона с собой к каждому богослужению, несколько раз ходили они вместе в Киево-Печерскую и Троице-Сергиеву Лавры, посещали другие русские обители. Всё это укрепило и веру мальчика, и его стремление посвятить свою жизнь служению Господу. И сломить их не смогли ни насмешки и укоризны сродников, ни женитьба по приказу родителей, ни гонения и издевательства, которым он подвергался в своей жизни.

Когда Илариону было 14 лет, умер дед, и отроку пришлось вернуться в родительский дом. Он выглядел там отшельником. Одно лишь служило ему утешением в это трудное время — он ходил учиться грамоте в ближнее село Головинщино к благочестивому священнику отцу Трофиму, всем сердцем полюбившему кроткого юношу. Они много общались, подолгу беседовали на православные темы. В это же время учился у о. Трофима и сын причётника местной церкви Пётр Алексеевский, с которым Иларион сдружился.

На двадцатом году жизни Иларион решился, наконец, навсегда оставить родительский дом. Он укрылся у о. Трофима в Головинщине. Через некоторое время отправился странствовать по святым местам. Наконец решил определиться в один из монастырей Рязанской губернии. Жизнь он вёл очень строгую, ни с кем не сближался, по кельям не ходил и к себе не принимал. Всё свободное время посвящал чтению и молитве. За это братия стала считать его гордым и возненавидела. Клевета, доносы сделали своё дело, и спустя время Иларион был изгнан из обители.

Так он оказался в окрестностях с. Головинщино, недалеко от своего духовного друга и учителя о. Трофима Иосифовича. По примеру древних насельников Киево-Печерской Лавры он выкопал себе с помощью духовного друга, семинариста Петра Алексеевского, в Воловьем овраге несколько пещер, соединённых узкими проходами между собою и с главной, в которой молился. Многие десятилетия стёрли следы пещер с лица земли. Место, где они находились, удалось установить благодаря небольшому роднику, предположительно оставшемуся от Иларионовского колодца.

Жизнь в пещерах

Известно, что в этом овраге преподобный прожил шесть лет, непрерывно молясь и изнуряя плоть свою трудами и постом. Питался он одной редькой, которую сам сажал. Воду пил дождевую. В жаркие дни в лесу на открытой поляне молился, кладя по три тысячи земных поклонов. А утром посещал храм с. Головинщино для слушания Божественной литургии. На теле Иларион носил медную проволочную сорочку и тяжёлые вериги, спал на постели из дубовых сучьев, летом и зимой ходил босой, а одевался в любые морозы в белые холщовые рубашку и халат. И Божия милость согревала его в этой одежде «более других», как он сам говорил своему келейнику.

Враг же рода нашего возненавидел угодника Божия и озлоблял его, чем только мог. И ночью, и днём нападал он на подвижника то в виде хищных зверей или гадов, то в виде разбойников, а иногда подымал в пещере страшный шум и крик. Но Иларион молитвой и крестом разрушал все его козни.

За подвиги и смирение Господь сподобил своего угодника великих духовных дарований. В Воловий овраг начали стекаться толпы народа, жаждущие душеспасительной беседы с Иларионом или исцелений своих телесных недугов.

Первое время подвижник проживал здесь один. Но скоро слава о его святой жизни и даре духовного прозрения распространилась далеко. Явились даже желающие под руководством Илариона потрудиться в его пещерах. Иларион учил их церковному пению и вместе с ними совершал обычные дневные и ночные правила. Но это братство испытывало большое лишение от постоянного недостатка воды. Попытки найти источник заканчивались неудачами. Иларион, сам до тех пор терпеливо выносивший жажду, обратился к Господу с горячей молитвой. На молитве этой он заснул в лесу от усталости и, проснувшись, увидел недалеко от себя куст прекрасных цветов. «Вот место, благословенное Господом», — подумал он и стал рыть колодец, в котором вскоре появилась чистая вода.

Испытание славой

Известность Илариона обратила на него внимание полицейских властей, что заставляло его покидать свои пещеры и отправляться на продолжительное время в более отдалённые места. Чаще всего он находил тихий и радушный приём в Ельце у преданных ему Христолюбивых людей. Посещал иногда и Задонск. Доходил подвижник в своих путешествиях и до любимого им всем сердцем Киева, где подолгу молился пред нетленными мощами угодников Божиих.

Особенно ненавидел преподобного управляющий имением, на земле которого находились его пещеры, московский мещанин Степан Филатов. Это был человек жестокий, который мучил подвластных ему крестьян. Несчастные приходили в Воловий овраг за утешением и советом. Филатов, взяв с собой четырёх верховых с плетями и лопатами, направился к оврагу, чтобы высечь и прогнать Илариона, а пещеры его закопать. Но Господь затемнил их разум, и они целый день до поздней ночи проездили по полям и по лесу, не узнавая местности, и, наконец, приехали к своему дому. Это чудо вразумило управляющего. В эту же ночь ему привиделся страшный сон, будто перед окнами его стоят три виселицы: железная, медная и деревянная. Утром управляющий поехал к Илариону рассказать о своём злом умысле и просить прощения. «Если я подпал под такую твою немилость, значит, я перед тобою виноват, а не ты передо мною. Прости меня Бога ради», — кротко отвечал угодник Божий. Филатов спросил о значении виденного им сна. Тот отвечал: «Железная виселица твоя, медная — сына твоего, а деревянная твоей жены». Скоро сон этот сбылся. Управляющий был убит лошадьми, сына его сослали на каторгу, а жену барин отправил на скотный двор.

Скоро постигло Илариона новое испытание. В 1805 г. недоброжелатели оклеветали его, и полиция арестовала подвижника, заключив в острог. Потом его подвергли церковной епитимии, присудив к шестимесячному пребыванию в монастыре — в Раненбургской пустыни. В это время Господь ещё раз явил силу Десницы Своей, карающей оскорбителей угодников Его. Раненбургский городничий, ненавидя Илариона, решился убить его, для чего подговорил людей поехать на тройке в пустынь. Недалеко от каменного моста лошади неожиданно понесли, экипаж разбился, седоков разбросало вокруг, а городничий на самом мосту был выброшен с такой силой, что убился почти до смерти.

По окончании епитимии Иларион был вынужден искать себе новое место пребывания, так как пещеры были разрушены. На этом заканчивается период жизни преподобного, связанный с Воловьим оврагом.

Почти два века прошло с тех пор. Истории, происходившие здесь, передавались из уст в уста и нашли отражение в жизнеописании святого. А за Иларионовым источником в Воловьем овраге верующие ухаживали даже во времена богоборчества: там было установлено деревянное ограждение и крест. Есть современные свидетельства, что люди приходили сюда и по молитвам преподобному получали помощь и исцеление. Несколько лет назад это намоленное место по инициативе уроженцев села Головинщино было основательно благоустроено: обустроен колодец, установлена кабина для омовений, сооружены лесенка и дорожки, а на пригорке построена часовня, где в любое время дня и ночи можно зажечь свечу и помолиться преподобному Илариону Троекуровскому.

К СОЖАЛЕНИЮ

После засушливого лета 2010 года многие родники прекратили своё существование. Ушла вода и из источника Илариона. Но православные надеются, что это временное явление, и снова откроется людям ключ с целебной водой. По вере и молитвам нашим святой затворник не оставит нас без помощи.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *