Главная > Краеведение > Прораб и сварщик

Прораб и сварщик

— Я очень благодарен Константину Павловичу Протопопову и прорабу Кровопускову, которые научили нас настоящей работе, — делится Анатолий Прошин. — Мне потом все эти навыки очень пригодились на военной службе и в гражданской жизни, потому что много раз приходилось участвовать в перемещении подразделений, в строительстве новых зданий и сооружений.

Продолжаем публиковать воспоминания из сборника «Из истории средней школы № 42 имени Л.Н. Толстого»

 

Анатолий Прошин, выпускник средней школы № 42 им. Л.Н. Толстого 1956 года, профессор

 

Я уже отмечал, что в школе на уроках и в кружках мы получали основательную трудовую подготовку, которая продолжалась и за пределами школы во время каникул.

 

Очень интересной была работа в капитальном ремонте зданий железнодорожного депо и паровозного поворотного круга. После небольших обсуждений дома было решено, что мы попробуем себя в качестве подсобных рабочих на ремонте здания депо, а для семейного бюджета будет прибавка.

Главным на этой стройке был прораб Кровопусков (его имя и отчество, к сожалению, не помню). Это был высокий, крепкий мужчина, великолепный человек-труженик, понимающий очень многое в жизни. Я и мой сосед-одногодок Юра Савельев пришли к нему вместе с дедом Юры — Алексеем Дмитриевичем Зюзюкиным, который поручился за нас. Он сказал: «Вот привёл ребят, им исполнилось по 16 лет, хотят заработать. Работали на складе «Заготзерно». Не жалуются, работали, старались, но заплатили им мало». На что Кровопусков улыбнулся и сказал: «Это так все говорят. Сегодня вы начинаете трудовую деятельность у нас и будете пока работать подсобниками, делать то, что вам скажут, я вам подберу наставников и работу по силам и, так сказать, по уму».

На первый раз он отправил нас вычищать отстойные колодцы, которые были в паровозных стойлах, куда стекала техническая вода, масло и мазут. Колодцы были глубокие, метров пять, и внизу, примерно на полметра, грязная жижа, которую надо было извлечь и колодцы прочистить. Он говорит: «Давайте, ребята, вот вам для подъёма вёдра и верёвки. Один спускается, берёт лопату, накладывает жижу в ведро, второй его вытаскивает наверх и вываливает в специальный поддон. Только не рекомендую там сидеть долго одному внизу, надо, чтобы вы менялись минут через 20-30, потому как внизу дышать труднее».

Слева направо: Д.И. Ряховский, П.Д. Казарин, О.А. Щукина, Б.И. Кузовкин , 1970 годы

После такого наставления он ушёл, и мы с Юркой начали первую нашу работу в депо. Работа была достаточно трудной, получается, что мы по очереди стояли в этой жиже по колено, а второй тащил вверх, капало, но мы старались. Прораб объяснил: «Считайте, сколько вы достанете вёдер, каждое ведро по нормативу стоит денег, от этого будет зависеть зарплата».

К обеду мы уже вылезли из этого колодца, работа была тяжёлая, грязная и малоперспективная, потому что убывала эта жижа очень медленно. Пришёл Кровопусков и спросил:

— Ну как, ребятки, дела?

— Да нормально, хорошо работаем.

— Ну, и сколько вы заработали?

— Не знаем.

— И сколько вы достали вёдер?

— Сто два.

— Это вы правильно учёт ведёте. Посмотрим результат.

Он держал в руках большую книгу, где были расписаны нормативы, за что и сколько платить надо. Оказывается, по две копейки за ведро.

— Ну, из-за того, что вы вручную тут работаете, ещё копейка за ведро добавляется. Вот вы до обеда заработали чуть больше трёх рублей на двоих, а килограмм хлеба стоит 1 рубль 40 копеек.

Мы немножко приуныли. Он говорит: «Не унывайте, идите мойтесь, обедайте, после обеда будет продолжение, теперь будет другая работа».

Мы повеселели, стали ждать, что будет. После он сказал: «Вот, ребята, показываю эту книгу, чтобы вы уважали начальника и ни с кем не спорили. Он может вас отправить на такую работу, что вы ничего не заработаете за целый день, или заработаете сущие копейки. А сегодня после обеда будет у нас с вами хорошо оплачиваемая разгрузка вагона с кирпичом». Дальше была разгрузка платформы с кирпичом. Прораб сказал нам, что выгрузка этой платформы и все работы, которые с ней связаны, стоят сто рублей. Пришла бригада, ещё шесть человек, и мы ввосьмером, встав цепочкой, разгрузили эти кирпичики, положили их в нужное место, а дальше рабочий день кончился. Кровопусков говорит: «Приходите завтра, опять в восемь утра».

На следующий день мы выгружали два вагона с цементом, который был в мешках, складывали его в подготовленное место. И когда почувствовали, что мы уже начали здорово зарабатывать, Кровопусков на нас хитро посмотрел и говорит: «Ну что, понравилось выгружать цемент?». Мы ответили, что понравилось. «Ну, хорошо, сегодня будете ещё цемент выгружать».

Прибыл следующий вагон с цементом, который был россыпью в вагоне. Потребовалось надевать на себя марлевые повязки. Лопатой сыпали этот цемент в носилки и вёдра, таскали на отведённую площадку. В общем, работа получилась адовая. Мы все, кто в этом участвовали, были с ног до головы в цементе, цемент висел на бровях, на ушах, на носу. И тут нам Кровопусков сообщил, что эта процедура стоит подешевле, чем разгрузка в пакетах. Мы удивились: «Почему?». Он объяснил: «А потому, что разгрузка таких вагонов производится автоматизированно с помощью вакуумных насосов на специализированных предприятиях. Думаю, этот вагон к нам попал как сверхплановый и возвращать его обратно по соображениям экономии не имеет смысла — себе дороже. Поэтому мы его разгрузили вручную, а грузоотправителю отправим письмо с просьбой впредь не допускать подобные случаи. И опять вы в руках начальства».

Мы получили первые жизненные уроки, но ещё не совсем понимали сущность и тонкость таких производственных отношений.

На следующие дни Кровопусков говорит: «Ну вот, а теперь смотрите, ребята, есть такая работёнка, надо ломать тело старого поворотного круга. Эта работа стоит 22 рубля за кубометр».

— Ну что, будете делать?

— Конечно!

Мы взялись. Нам выдали разные приспособления: зубила, кувалды, молотки и даже свёрла. Нам хотелось подойти к этой работе осмысленно. Ничего у нас не получалось, за первые полдня мы наковыряли чуть меньше полкубометра. Но зато научились подходить к этой работе более-менее творчески, и на второй день у нас было наломано около двух с половиной кубометров. Вот Кровопусков и говорит: «Видите, какая это работа? Вроде бы, сильно оплачиваемая, но только тогда, когда вы приловчились».

Дальше наша судьба облегчилась в том смысле, что появились мастера, к которым нас прикрепили. Меня прикрепили к электросварщику Протопопову Константину Павловичу. А Юрку прикрепили к плотнику, и они сразу начали строить леса вдоль стены здания депо. А мы с дядей Костей стали резать автогеном металлические конструкции, чтобы лишнее убрать, а потом новые конструкции сваривать. Так я стал помощником электросварщика. Отправляя на эту работу, Кровопусков сказал: «Вот теперь вы, ребята, будете нормально получать, столько, сколько получают поденщики, потому что вы пока никакой квалификации не имеете, но меньше чем 10 руб. 90 коп. я вам платить не имею права, поэтому старайтесь».

Мой мастер дядя Костя Протопопов — добрейшей души человек, основательный, полный и неторопливый, он всё делал как-то собранно и быстро. Дал почитать инструкции по сварочному делу. Вначале он мне поручал протянуть провода, подать электричество, перетащить трансформатор и сварочные агрегаты, а дальше стал давать отдельные мелкие работы под его присмотром.

«Когда будут класть наверху крыши большие тавровые балки, — говорит он, — ты мне очень понадобишься, поэтому сейчас учись правильно сваривать металл, потому что там ты будешь один наверху «на прихвате», когда будем приваривать тавровые балки».

Началась моя работа, стал я потихоньку учиться сваривать металл — где шовчик, а где заплаточку сделаю. В общем, начал постепенно привыкать к сварочному делу. Когда стали укладывать тавровые балки на крыше в депо, на большой высоте, на конёк первым шёл я, потому что был лёгким и цепким. Громко сказано: я шёл. Привязанный к коньку крыши страховочным поясом, я полз по тавровой балке, судорожно обхватив её ногами. Полз на высоте 10-11 метров над землёй. У меня был длинный шнур с собой, и я, когда забирался на самый верх конька крыши, по шнуру вытягивал державку со сварочным электродом, делал первые четыре сварные точки, временно фиксируя положение стальной балки, зачищал стальной щёткой место сварки. Потом на эту балку выдвигался грузный дядя Костя и варил всё, не торопясь, капитально и добротно.

Так у нас работа шла чередом всю неделю, а на субботу дядя Костя обычно планировал рыбалку на озеро в Астапово. Однажды он пригласил меня: «Хочешь, Толик, пойдём вместе?». Я с ним пошёл, это было вдвойне интересно, потому что он и тут был весь обстоятельный. Сначала на берегу разложил удочки и донки, затем залез в воду, положил подкормку, разложил костерок. В то время в этом озере было достаточно глубоко, и водились карпы на два-три килограмма, а старожилы говорили, что был и на целый пуд.

Я помогал дяде Косте, и ловля была настроена так, что можно было ловить и ночью. Я ночью немножко помыкался, а потом уснул. Дело было летом, утром стали выяснять, каков наш улов. Улов был небольшой, но всё-таки два карпа были. Килограмма по полтора-два. На что дядя Костя говорит: «Недаром не спали». Итак, у нас с ним установились хорошие, дружеские отношения. Примерно через месяц я научился варить, и Кровопусков сказал, что мне можно присвоить третий разряд, а за третий разряд больше платят, т.к. делают определённые наценки.

В этом же году мне довелось участвовать в постройке фундамента для станин под токарные станки. Константин Павлович отсутствовал, поэтому меня направили вторым помощником к нашему плотнику. Там я научился работать на циркулярной пиле, делать доски, ну и постепенно тоже учился работать топором.

Три года подряд летом я работал на стройке в депо под руководством Кровопускова. За эти годы я получил 3-й разряд как разнорабочий и 4-й разряд как сварщик. Работа была многогранная и интересная, старый поворотный круг был сломан, а вместо него сделали новый, который служил не одно десятилетие. Это была захватывающая работа, потому что в огромном количестве делали раствор из самой высокой марки цемента, раствор должен был быть уложен точно по минутам. Поворотный круг получился просто на загляденье, вскоре его достроили и запустили в эксплуатацию. На первых порах нас иногда с Юркой пускали как строителей на этот поворотный круг и даже давали возможность покрутить контроллер и сделать оборот на поворотном кругу. Мы чувствовали себя созидателями, строителями, людьми, понимающими толк в труде.

МЕЖДУ ПРОЧИМ

Ученик 10 «Б» класса нашей школы выпуска 1956 года Валерий Дёмин освоил до окончания школы шесть рабочих специальностей и впоследствии стал бригадиром монтажников-высотников. Он работал на больших стройках страны в Сибири, на Урале и в г. Липецке на Новолипецком металлургическом комбинате при монтаже стана-2000.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *