Спасибо тебе, папа!

Фото из архива Валентины Пахомовой
Алексей Морковин в трудовые будни

Валентина Пахомова

 

Уже 75 лет отделяют нас от тех событий 1945 года, когда прогремели последние залпы войны, а в небе расцвели диковинными россыпями праздничные салюты. Всё меньше становится не только участников событий тех грозных лет, но и тех, чьё босоногое детство пришлось на лихие военные годы.

 

Моему папе, Морковину Алексею Терентьевичу, было всего 10 лет, когда началась война. Нет, он не участвовал в военных событиях, не ходил в разведку. О нём не слагали легенд и историй, он не совершал подвигов. Он просто работал на трудовом фронте, также приближая шаг за шагом нашу победу.

Детство кончилось

Грозное лето 1941 года… Война… Алёша к тому времени окончил 3 класса начальной школы. Старший брат Иван уже ушёл на фронт, сестра Анна копала окопы под Ельцом. Отец, Терентий Платонович, председательствовал в местном колхозе. И это означало, что дома его постоянно не было: председатель мотался по фермам, полевым станам, МТС, каждый день ездил в район. Дома хозяйствовала мама, которая была беременна седьмым ребёнком, а на руках ещё был трёхлетний Анатолий. И стал мой папа основным помощником матери. Он да сестра Антонина, которой в то время было 13 лет. Детство кончилось — в то время подростки повзрослели слишком рано. Десятилетний Алёша мог делать буквально всё: запрягать лошадей, пахать, сеять, бороновать, ухаживать за домашними животными, косить, колоть дрова. На его левой руке был чётко отпечатан шрам в форме полумесяца. Это он, будучи ещё ребёнком, учился колоть дрова. Весь урожай 1941 г. на полях пришлось убирать подросткам, старикам и женщинам. Старались, чтобы не пропал каждый колосок, каждое зёрнышко. Ведь год обещался быть очень и очень суровым. Работа изматывала, но никогда Алёше не приходило в голову бросить всё, остаться дома. Упорно, преодолевая недосып, голод и усталость, он каждое утро шёл на работу.

А в небе изредка уже пролетали вражеские самолёты, которые однажды подбили наш «ястребок». Двое лётчиков уцелели, и Терентий Платонович приказал своему сыну отвезти их в Шовское (там в то время находился сельский совет). В глухую ночь Алёша повёз их туда, потому что так было нужно.

Недалеко от деревни, в Шатиловом лесу, стали проходить курс молодого бойца новобранцы. А еду им поставляли люди из близлежащих сёл и деревень. И Алёша через день утром ходил туда за 6 км с нехитрой крестьянской снедью. Через деревню гнали на восток скот. Ночами спешно строили загоны, и всегда Терентий Платонович брал своего сына на работу. Иначе быть не могло — именно Алёша стал первым помощником отца. Так оно и было на Руси — не только кровное родство объединяло людей, но и духовное.

Суровые военные будни

Война с каждым днём давала о себе знать. Почти все мужчины допризывного возраста ушли на фронт, уже кое-кто получил и горькую весть о гибели родственника. В декабре 1941 года вернулся с войны брат Иван, потеряв ногу в боях под Москвой. Станцию Елец, как крупный железнодорожный узел, бомбили так часто, что взрывы были слышны и в нашей местности. Летом 1942 года Терентий Платонович, несмотря на бронь, ушёл на фронт. Алёша в это время окончил 4 класса и понял, что дальше о школе не может быть и речи.

Шли суровые военные будни. Осенью этого года, 28 ноября, Терентий Платонович погиб. Ещё одна семья осиротела на Руси. И 12-летний подросток взвалил на себя тяжёлое бремя хозяина. Очень нелегко приходилось весной, когда выходили все продукты. Питались лебедой, в хлеб добавляли истолчённую кору деревьев, собирали на картофельном поле прошлогодние клубни и пекли из них лепёшки. Однажды папа отравился этим испорченным крахмалом, и бабушка отпаивала его молоком, взятым в долг у соседей. (Своя корова ещё не отелилась). Папа рассказывал, что ему всегда хотелось есть. Голодный, ослабленный, он всё же ходил на работу и старался выполнить дневную норму, распахивая почву на таких же слабосильных лошадях. Иногда лошади падали и не могли подняться, тогда подростку приходилось самому тащить борону по полю. Домой приходил измученный, просто падал от слабости и головокружения. Часто шла носом кровь. Но утром снова вставал и упорно шёл на работу, ибо понимал, что он — главный кормилец в семье.

Победа!

День 9 мая 1945 года выдался тёплым и по-весеннему ласковым. Ярко светило солнышко, высоко в голубом и чистом небе звенели жаворонки. Папа боронил дальнее поле под овсы. В его худые сапоги набивалась мягкая и рыхлая земля — земля, за которую сложил голову отец и ещё несколько десятков односельчан. Вдруг на дороге показался всадник на лошади. «Победа, победа! Бросайте всё, скорее поезжайте в правление!» — закричал посыльный. Все кинулись распрягать лошадей. А папа присел на межу и никуда не поехал. Я спросила его, почему он остался, ведь это такой праздник. Папа сказал, что он радовался победе, но было очень горько от того, что отец никогда больше не вернётся под крышу родного дома.

Хранитель семьи

И тогда он окончательно понял, что быть хранителем семьи — теперь его задача. Он больше не учился в школе, окончил курсы механизации в городе Лебедяни и выбрал для себя самую мирную профессию — стал хлеборобом. За свой многолетний и добросовестный труд был дважды награждён медалями «За доблестный труд». Папа всегда в нашей семье был эталоном порядочности, честности, добра и справедливости. Спокойный, уравновешенный, Алексей Терентьевич воспитывал нас своим примером, словом, делом, за что я ему сейчас так благодарна.

Папа умер очень рано. В этом году будет 28 лет со дня его смерти. Уже стирается из памяти время, проведённое с папой, черты его лица вспоминаются по фотографии. Но есть одно место, которое мне всегда напоминает о нём — это старая мастерская в селе Кузовлево, где папа проработал большую часть жизни. Я сейчас очень редко бываю в этом селе. Но когда судьба заносит меня туда, всегда невольно смотрю на двери полуразрушенной мастерской: мне кажется, что вот сейчас оттуда, немного суетясь, выйдет самый дорогой и любимый человек.

И ЕЩЁ

Как мало говорим мы при жизни слов благодарности своим родителям и как потом горько об этом сожалеем. Время не вернёшь — это мы понимаем слишком поздно. Своей нелёгкой жизнью папа доказал, что победа ковалась и в тылу, а бремя, оставленное родителями, поднимали их дети. Именно на них и держатся мир и вся наша жизнь. Спасибо тебе, папа!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *