Главная > Краеведение > Точки на карте

Точки на карте

ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ. Во время работы над материалом про Алексеевку и объезда её окрестностей меня поразило, насколько густонаселёнными эти места были несколько десятилетий назад

 

Светлана Дроздова

 

Пришло решение рассказать нашим читателям о населённых пунктах, многие из которых сегодня остались лишь точками на топографической карте позапрошлого века.

 

алексеевка

Затянулась бурой тиной гладь зеркального пруда…

 

Раньше стёжки и дорожки, соединяющие деревни Алексеевского сельсовета, проходили внутри леса. Но теперь от них не осталось и следа. Чтобы добраться до каждой, пришлось огибать лесной массив снаружи. С левой стороны от дороги раскинулись рязанские земли. Приблизительно в километре я заметила дома, водонапорную башню – населённый пункт. Оказалось, что это большое село Воскресенское, с храмом, к приходу которого относились и жители Безводни и Хрипуновки. В настоящее время в Воскресенском не осталось ни одного жителя.

Чуть дальше за Воскресенским — село Кочуры Милославского района Рязанской области. Я взглянула на него, как на давнего знакомого. В 1794 году здесь сгорела церковь, и на её месте по дозволению епархиального начальства была установлена Христорождественская церковь, купленная в с. Гагино, о чём я уже писала несколько лет назад.

История села Кочуры уходит в период борьбы с татаро-монгольским игом. По одной из версий, название села произошло от впадающей в Дон реки Кочуровки. По ней в своё время кочевал татарский князь Кочур. (Кстати, река Кочуровка брала своё начало у села Орловка нашего района). Другая версия – это название происходит от главного промысла крестьян – корчёвке пней. Есть и другие версии. В 19 веке Кочуры стали центром Кочуровской волости, в которой насчитывалось 20 сёл и деревень. В селе действовали две ветряные мельницы, завод по гашению извести, трактир и лавка. Сегодня Кочуры – центр сельского поселения.

Между Кочурами и Безводней – деревня Шумиловка, исчезла раньше Алексеевки. Дальше – живописное сельцо Лубянка (или Савинские выселки, или Савинка, согласно старым картам). Оно опустело несколько лет назад, но до сих пор здесь живут дачники, наслаждаясь чистым воздухом, тишиной и покоем.

Километрах в четырёх-пяти от Алексеевки была деревня Богохранимая (или Ракитинские выселки). В справочнике «Рязанская губерния. Список населённых мест по сведениям 1859 года» написано, что она «расположена на безымянном пруде в Данковском уезде между Раненбургским и Рязанским трактатами». В середине прошлого века деревня представляла собой улицу с 25-30 домами, стоящими в 1 ряд. По свидетельствам очевидцев, жители деревни были зажиточными, дома строили добротные, из самого качественного кирпича. Единственная проблема – отсутствие воды, поэтому по весне люди освобождали от содержимого подвалы, чтобы использовать их под резервуары для сбора и сохранения талой воды. Деревня Богохранимая давно исчезла с лица земли. Несколько лет назад на этом месте был установлен знак, напоминающий о её существовании. Кто-то постарался хоть таким образом сохранить память о малой родине.

В нескольких километрах от Алексеевского леса ещё можно определить место, где находилось большое село, первоначально называвшееся Набережное. Название говорило само за себя. В архивах написано, что «село при речке Кобельше находится в Раненбургском уезде по правую сторону тракта из Ряжска в Данков». Речка брала своё начало от Набережного, имела длину около 30 км и протекала через Никольское и Конюшки. От реки давным-давно простыл и след, подарив на память название селу у истока. Мои современники знали Набережное уже как Кобельшу.

В книге Клокова и Найдёнова «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой Епархии» есть сведения, что в конце 17 века в селе была построена деревянная церковь Архистратига Михаила с приделом великомученика Димитрия Солунского. Через сто лет на её месте построили новую, кирпичную. К приходу относились, кроме Кобельши, близлежащие деревни Куликовка, Гремячка, Денисовка (были и такие!). В 1887 году храм посетил епископ Рязанский и Зарайский Феоктист. В 1915 году в церковь была пожертвована дорогая Тихвинская икона Божией Матери.

В 1894 году в селе было создано церковно-приходское попечительство, председательницей которого избрали вдову дворянина Любовь Алексееву. Есть немало сведений, что Алексеева активно занималась благотворительностью. На её средства велась отделка храма, построены здание церковно-приходской школы, каменная караулка и каменная ограда с железными воротами возле церкви. А у меня возник вопрос: не это ли семейство дворян дало название Алексеевке, о которой я писала?

Кобельша опустела в восьмидесятых годах прошлого века. Судя по картам РККА, перед войной в ней насчитывалось более пятидесяти домов. Теперь только оградки и кресты сельского погоста голубеют на пригорке, напоминая о том, что и здесь когда-то прошла жизнь нескольких поколений людей.

От Кобельши рукой подать до села с красивым названием Алмазово. Когда-то, будучи подростками, мы на велосипедах приезжали сюда из Кордюков за иргой, в изобилии произраставшей на въезде в село, и на обратном пути демонстрировали друг другу языки, фиолетовые от сока спелых ягод. Уже тогда здесь не было ни одного жителя. Но по планировке местности, каскаду прудов ещё угадывалось, что в прошлом в Алмазове была шикарная барская усадьба. Из архивных документов известно, что одним из первых владельцев села был ближайший сподвижник Петра I генерал-адмирал граф Фёдор Апраксин. Первоначально поселение называлось Никольским — по построенному Апраксиным в 1710 г. храму во имя Николая Чудотворца. Название Алмазово было дано позднее, скорее всего, по фамилии какого-либо помещика, владевшего этой местностью. Топографические карты РККА 1941 года (съёмки 1939 г.) указывают, что накануне войны в Алмазове насчитывалось 125 строений.

Между Алексеевкой и Загрядчино были Загрядские Хутора. Но нам это место знакомо как Грачковы, видимо, по фамилии помещика. Перед революцией имением, по свидетельству старожилов, управлял барин с сыновьями. У каждого из них был отдельный дом. На хуторе занимались свиноводством, разводили пёстрых вислоухих поросят. В конюшне все лошади тоже были определённой породы гнедой масти. По традиции, имелся каскад глубоких живописных прудов. Пруды давно пересохли, а вот колодец (правда, без воды) возле одной из плотин, выложенный красным кирпичом, цел и поныне. И это единственная постройка, дожившая до наших времён.

Время закрытия и разрушения храма в селе Кобельша точно не известно. Краеведы Клоков и Найдёнов предполагают, что это 1925 год, поскольку в это время и священник Иоанн Чиликин, и псаломщик Павел Благовестов вместе покинули Кобельшу и перевелись к церкви с. Митягино. Кстати, в 1936 году они оба были арестованы в Митягине по обвинению в участии в церковно-монархической контрреволюционной организации и приговорены к разным срокам исправительно-трудовых лагерей. 

 

НАПОСЛЕДОК

Сёла и деревни, рассыпанные, словно жемчужины, по полям и лугам даже этой, отдельно взятой местности, можно перечислять ещё очень долго. А сколько их всего по России! Одни из них свой век уже дожили, другим отведено чуть большее время под солнцем, но дни уже сочтены. А третьи… Давайте помечтаем, что хоть третьи не исчезнут с лица земли никогда.

 

One thought on “Точки на карте

  1. Светлана, спасибо вам за серию статей о забытых, стертых с лица земли селах! Почти все я прочитала с огромным интересом. Вы не планируете собрать эти заметки в отдельную книгу? У Вас явный литературный талант, пытливый ум, легкий слог, а главное — неравнодушное сердце. Моей малой родине повезло с редактором районной газеты. Удачи и вдохновения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *