Главная > Краеведение > Уголок России. Алексеевка

Уголок России. Алексеевка

Этот рассказ выходит за рамки материалов, которые публиковались ранее в рубрике «Уголок России»: мы поведём разговор не об одном населённом пункте, а о нескольких, объединённых в советское время в один сельсовет – Алексеевский

 

Светлана Дроздова

Видимо, из-за названия сельсовета зачастую все эти деревушки, располагавшиеся в километре друг от друга, ошибочно именуются одним словом — Алексеевкой.

 

Пять небольших деревень – Алексеевка, Надеждинский хутор (Коммуна), Безводня, посёлок Советский, Хрипуновка — находились там, где сегодня раскинулся лесной массив. Мне посчастливилось побывать в деревнях, когда в них ещё кипела жизнь, работали фермы, магазин и школа. И не подумайте, что мне почти сто лет, — это было сравнительно недавно.

По лабиринтам памяти

Как обычно, перед написанием материала я отправилась для изучения местности. Путь неблизкий – через Орловку по пыльной грунтовой дороге, мимо полей и оврагов в сторону Рязанской области. Дорогой было время побродить по лабиринтам своей памяти и повспоминать всё, что знала о деревнях. Как яркая вспышка света — эпизод из раннего детства. На рассвете дед запрягает в телегу–самолёт свою резвую лошадку, чтобы везти в Алексеевский лес городских гостей-отпускников за грибами. Боясь, что меня не возьмут в это увлекательное путешествие, я быстро стряхиваю с себя остатки сна и, торопливо одевшись, первая усаживаюсь на телегу, на ворох свежей золотистой соломы. Ёжась от холодного утреннего тумана, мы долго трясёмся по просёлочной дороге и, наконец, въезжаем в лесной массив, внутри которого оказываются дома. Несмотря на ранний час, люди уже вовсю хлопочут по хозяйству, выгоняют из хлевов коров и овец, гремят вёдрами. Почти возле каждого дома стоят залитые водой грибы – в корытах, кадках, бочках. Мои попутчики останавливаются и заводят разговор о том, на какие из них сегодня наиболее щедрый урожай…

В этот раз лес также встретил меня птичьим щебетаньем и шелестом зелёных крон. Но уже не было никаких звуков, свидетельствующих о проживании здесь людей, – они покинули эти места несколько десятилетий назад.

В архивных документах сведений о деревнях Алексеевского сельсовета почти нет. В книге А.Н. Больных удалось отыскать лишь скромную запись про Алексеевку: «Время её возникновения не выяснено. В 19 веке на месте деревни были дачи состоятельных людей из Москвы. Земская школа была открыта в 1896 году. До 1965 года деревня входила в состав Троекуровского района». Про соседние деревни в книге — ни слова.

Безводня

На карте Менде Рязанской губернии 1850-го года обозначена деревня Безводная (или Безводня). Почему населённый пункт получил такое название, не совсем понятно, потому что проблем с водой у жителей никогда не было. В деревне был большой пруд, а близкое расположение грунтовых вод позволяло без труда строить колодцы. Место, где находилась деревня, теперь полностью поглощено лесом. Но когда-то картина здесь была совсем иной.

Мы беседовали с четой Зудиных на светлой террасе их теперешнего дома в селе Топки, куда они вынуждены были переехать после распада любимой Безводни. Родом супруги из Красной Москвы. Да-да, была рядом с Безводней и такая деревушка. Судя по топографической карте Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), в 1941 году в ней было 24 дома. Отток жителей из Красной Москвы начался в 50-х годах. В 1952 году Нина вместе с родителями переехала в Безводню. Через 10 лет сюда переселилась и семья Алексея. В Красной Москве они жили по соседству, вместе росли, а рассмотреть друг в друге родственные души смогли только здесь. Поженились, купили небольшой домик. Она работала и на телятнике Надеждинского хутора, и дояркой в посёлке Советский. Большая часть трудовой биографии Нины Дмитриевны связана с почтовой службой. Почти ежедневно она запрягала лошадку и ехала за корреспонденцией в отделение почты села Загрядчино.

Фото из семейного архива ЗудиныхАлексей Ильич с верным помощником по хозяйству

— Особенно тяжело приходилось зимой, снега тогда было много, — вспоминает женщина. — Часто бушевали метели и заметали накатанный путь. Поэтому я запасалась ветками и втыкала их по краю дороги. После снегопада они служили ориентиром, куда надо направлять лошадь, чтобы она не проваливалась по самое брюхо в сугробы. Обычным делом было увидеть стадо лосей или кабанов, лис, зайцев. Как-то даже вышел на дорогу волк. Иногда в пути мы встречались с фельдшером из Загрядчина Ермиловым. После закрытия медпункта, который находился в Алексеевке, Борис Петрович курировал наши деревни и часто приезжал на лошадке, чтобы обойти дома жителей, осмотреть в школе детей, привезти нуждающимся лекарства. Хороший был доктор…

Алексей Ильич трудился животноводом. Одно время собирал с частных подворий молоко и отвозил его на лошади на Милославский молочный завод.

Казалось, что так будет всегда. Но в 1984 году вслед за другими жителями деревушки им пришлось со слезами на глазах оставить насиженное место и перебраться в Топки.

— Безводня опустела. Но моё сердце осталось там, — вздыхает пожилой мужчина. – До сих пор туда тянет.

Надеждинский хутор

Зудины рассказали и про хутор Надеждинский (его называли и Коммуной), который находился недалеко от Безводни. Это бывшая барская усадьба. Судя по названию, помещицу звали Надеждой. По свидетельствам уроженцев хутора, дела в имении барыня вела со знанием дела, хозяйство имела крепкое и приносящее хороший доход. Упор делался на разведение для продажи породистых лошадей-тяжеловозов. Они содержались в добротной конюшне из прочного красного кирпича с крышей – уже тогда! — из железа. В советское время здание использовалось под телятник.

Отношение к работникам имения было благосклонным. Им хорошо платили, предоставляли бесплатные обеды. Для них хозяйка построила несколько деревянных домов, для тепла обшитых изнутри войлоком. 

Ещё долгое время после изгнания барыни плодоносил, одаривая деревенских жителей яблоками, большой барский сад, пока не пришёл в окончательное запустение из-за отсутствия должного ухода. В своё время он был обнесён со всех сторон рвом, обсаженным по краям акацией. Пользовались жители и оставшимися от помещицы замечательно обустроенными подвалами. Когда-то в них хранились припасы на зиму, молочные продукты.

Украшением усадьбы были два зеркальных пруда, разделённых плотиной. Под плотиной они каким-то образом соединялись между собой для поддержания одинакового уровня воды. Для постоянной подпитки под землёй к прудам шла труба из колодца, наполненная с целью дезинфекции колодезной воды древесным углем. В центре одного из прудов находился рукотворный остров, обшитый со всех сторон досками во избежание подмыва водой. Барыня любила переправиться на остров на лодке и устроить там чаепитие в тени раскидистых яблонь. Сегодня на этом месте ещё можно увидеть небольшое болото с заросшей земляной насыпью посередине.

Посёлок Советский

Все пять деревень после укрупнения колхозов объединили в один – «Заветы Ильича». Был образован сельсовет Алексеевский. Но центром по сути стал посёлок Советский. Скорее всего, он был образован уже после революции, о чём свидетельствует и его название. В Советский ежедневно стекался народ со всех деревень, ведь здесь располагались клуб, магазин, школа, а также фермы: коровник, овчарня, конюшня, курятник.

В посёлке Советском родилась и провела большую часть жизни Галина Ивановна Коннова. Я разыскала её, чтобы задать несколько вопросов.

Фото Светланы ДроздовойЯ более 30 лет живу в Загрядчине, но до сих пор не могу привыкнуть,- призналась Галина Коннова. — Если бы мне предложили снова жить в Алексеевке, ушла бы туда пешком

— Наша школа была небольшой. В начале 60-х построили новую, тоже деревянную. Кстати, во времена моего детства в Безводне тоже была своя школа, она стояла немного на отшибе, на выгоне.

Когда я училась, в школе посёлка Советский преподавали две молоденькие учительницы из Данкова, у нас они квартировали у кого-то из жителей. После четырёхлетки дети ходили учиться за 7 километров в школу села Орловка.

— Мне было 12 лет, когда началась война. Помню, 29 июня 1941 года мы, четверо малолеток и беременная мама, провожали на фронт отца и ревели в голос. Он обнимал нас и говорил: «Не надо плакать. Ну, сколько она продлится, эта война. Уже осенью я буду дома. Обещаю». Но обещания этого не сдержал, вскоре в дом пришла похоронка. О рождении пятого ребёнка, сына, папа так и не узнал.

— Выживать нам было очень тяжело, — смахнув слезу, продолжает моя собеседница. — В тёплое время года мы пропадали в лесу, там всегда можно было найти, чем набить пустые желудки. Собирали и ели разную траву. Ягод было видимо-невидимо. А ещё было полным-полно грибов. Всё лето ими и питались. И на зиму засаливали по 2 больших кадушки.

В первый год войны мы круглосуточно по очереди охраняли пруд в центре посёлка Советский, он был огромным и тянулся почти до Алексеевки. От чего охраняли? Чтобы не отравили — боялись вражеских диверсий. Ведь пруд был единственным источником воды и для людей, и для скотины, и для прочих хозяйственных нужд. Артезианскую скважину пробурили значительно позже.

После окончания 7 классов Галина Ивановна пошла работать на ферму. Летом приходилось ещё и тяпать свеклу. За это давали сахар, часть которого мама продавала, чтобы купить одежду и обувь. А в свободное от остального труда время, то есть по ночам, скирдовали в поле солому, чтобы заработать 2 кг зерна за 1 смену. Помимо прочего, надо было возделывать личный огород в 60 соток. Как люди выдерживали такую нагрузку, для меня остаётся загадкой.

— Как-то выжили, — пожимает плечами Галина Ивановна. — Все были дружными, отзывчивыми, весёлыми. В семьях – по 5-8 детей. На улицах постоянно звучали голоса, смех, песни. Помню, хлеб кто-то печёт, аромат по всей деревне невозможный, сейчас таких запахов нет…

Хрипуновка

Поляна, окружённая лесом, заваленный наполовину колодец, пересохший пруд, деревья, пробившиеся сквозь остатки фундамента, – всё, что осталось сегодня и от деревни Хрипуновки. Говорят, что в одном из домиков здесь жила семья лесника, который следил за порядком в лесу, планировал, где и когда на месте погибших деревьев следует сажать новые. Жители всегда без ропота принимали участие в этой работе, понимая, что лес – их общий дом, который и кормит, и согревает. Деревья рубить не разрешалось. Для растопки печей люди собирали засохшие сучья и пеньки, поэтому по лесу можно было спокойно ходить, не боясь переломать ноги о бурелом.

Тени прошлого

Я пробираюсь сквозь заросли в поисках фундаментов, чтобы определить расположение деревенских улиц. Путаясь в траве, преодолеваю овраг, вязну в болотце, напоминающем, что когда-то на этом месте был роскошный пруд. Следую по лесу и пытаюсь найти хоть какое-то свидетельство того, что здесь пролегала дорога. Вдруг впереди замаячило что-то, никак не вписывающееся в теперешний привычный пейзаж, — памятник погибшим солдатам, увенчанный пятиконечной звездой. Знаю, что он находился возле школы, и через пару минут мне удалось отыскать её фундамент. Видно, что памятник был недавно покрашен. За ним до сих пор кто-то ухаживает, и это открытие стало самым светлым моментом моей поездки.

В нескольких метрах обращаю внимание на кучу хвороста, уложенного в виде шалаша. Это кабаниха произвела здесь на свет потомство и, судя по всему, покинула гнездо совсем недавно. Но страха от вероятной встречи с весёлым семейством я не испытала. Почему-то была уверенность, что дикие животные обязательно поймут, что я пришла в этот лес с миром, поэтому не причинят мне никакого вреда.

Фото Светланы Дроздовой

Водонапорная башня – единственное уцелевшее строение на всю округу. Построена в 50-ых годах по инициативе председателя колхоза, фронтовика Ильи Захаровича Герасимова.

Прислонившись к берёзе, наблюдаю, как сквозь густые кроны пробиваются лучи, и солнечные блики беззаботно пляшут на боках остроконечного монумента. Для чего я снова пытаюсь воскресить то, что давно исчезло, вдохнуть тепло в бледные тени ушедших лет? Зачем стремлюсь дотянуться до каждой мелочи, оставшейся в безвозвратном прошлом? Наверно, чтобы зачерпнуть из тех родников пригоршню живой воды и оросить ею нашу память: Алексеевский лес не всегда был царством диких животных, когда-то здесь жили люди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *