Главная > Краеведение > Уголок России. Голыгино

Уголок России. Голыгино

Уголок России. Голыгино

Если бы можно было перенестись на несколько десятилетий назад и совершить прогулку по району, то многие его места предстали бы перед нами в совершенно неузнаваемом виде

 

Светлана Дроздова

 

Мы смогли бы омочить уставшие ноги в полноводных стремительных реках, утолить жажду студёной водой из глубоких колодцев с дубовыми срубами, а там, где сегодня лишь свистит промозглый ветер, услышать шумное многоголосье деревенских улиц и увидеть нестройные ряды приземистых, крытых соломой домов.

 

Уголок России. Голыгино

Представляю, с каким недоумением мы оглядывались бы по сторонам, очутившись на живописной поляне, окружённой незамысловатыми постройками и благоухающими садами. Это центр деревни Голыгино, о существовании которой сегодня напоминает лишь островок растительности на берегу большого Знаменского пруда. Впрочем, водоём этот образовался лишь в середине прошлого века после возведения плотины, по которой проходит дорога в Знаменское и на Данков. А когда-то здесь гордо несла свои воды широкая и глубокая Ягодная Ряса. Название деревни пошло от фамилии владевшего этими землями помещика Голыгина. Он жил здесь со своей семьёй, имел большой сад, фермы. Крестьянские наделы располагались в сторону Малой Знаменки и Племянникова. По одной из лощин протекала река Голыгинская Ряса, которая брала своё начало в прудах Малой Знаменки. Теперь она полностью пересохла.

Пытаясь отыскать следы

В центре деревни много лет назад для хозяйственных нужд был вырыт большой пруд, от которого теперь не осталось и следа. Впрочем, уже не отыскать следа и от всего, что могло бы свидетельствовать о том, что в прошлом здесь кипела жизнь. Всё, что мы имеем сегодня, это воспоминания людей, живших когда-то в Голыгине.

Одна из них – Александра Константиновна Монахова. Сидя рядом с ней в уютном маленьком домике на ул. Льва Толстого райцентра, я, словно губка, впитывала каждое слово из рассказа об уже не существующей деревне.

— В Голыгине жили все мои предки по материнской линии, — вспоминала она. – А отец был родом из Москвы. С ним моя мама Прасковья Самсоновна познакомилась в столице, когда уехала туда на заработки. Возможно, и я стала бы москвичкой, но началась война, отца призвали на фронт, вскоре он погиб, и мама вернулась в деревню. До войны у родителей успели родиться трое детей. Поднимать нас помогали бабушка с дедушкой. Я закончила голыгинскую четырёхлетнюю школу, в классе было человек десять. До сих пор помню нашу учительницу Наталью Васильевну Назаренко. После закрытия в деревне школы она переехала в Срезнево и работала учительницей уже там. Помню, однажды Наталья Васильевна повела нас в посёлок в кино. Мне было лет 12. В железнодорожном клубе показывали фильм «Индийская гробница». Мы смотрели его, раскрыв рот. Я запомнила этот поход на всю жизнь. Назад мы вернулись уже в потёмках.

Нет числа исхоженным дорогам

В какой-то момент мне показалось, что Александра Константиновна даже помолодела, воскресив в памяти и то незабываемое путешествие, и красивую индийскую сказку о любви, и добрую учительницу, которая, несмотря на врождённую хромоту, проделала с деревенскими детьми такой неблизкий путь.

Уголок России. Голыгино

— Мы тогда везде ходили пешком. И в посёлок через Племянниково – в магазин или в больницу. И в соседние сёла. За счастье было проехать на подводе. Но на лошадях, в основном, ездили, когда надо было перевезти какие-нибудь грузы. Например, ездили с флягами в Знаменку за керосином: его продавали по определённым дням из больших бочек, вкопанных в землю. Керосин был в то время незаменимой вещью в хозяйстве, им заправляли керосинки, на которых готовили пищу, и лампы для освещения. Кстати, где-то с шестидесятых годов с шести и до девяти вечера в Голыгине появлялось электричество – от движка, установленного в сарае одного из местных умельцев. А в 1955 году к нам провели радио – от Знаменского радиоузла. Сначала мы восприняли это, как чудо.

В церковь мы ходили в Племянниково, там и хоронили наших — Голыгино относилось к племянниковскому приходу. Помню себя совсем маленькой, бабушка берёт меня за руку и ведёт на службу. Церковь была красивейшей, с прекрасными большими иконами. Вокруг кирпичная ограда, росли яблони. Потом церковь взорвали и отсыпали кирпичом дорогу… А престольными праздниками у нас была Казанская – летняя и зимняя. Праздновали весело, съезжались гости, пели и плясали под гармонь.

Пришлось переселяться

Пытаясь как можно полнее обрисовать жизнь в родной деревеньке, баба Шура морщит лоб и напряжённо думает.

— Что ещё я помню? Помню, что в селе было два колодца. Лучший из них находился недалеко от нашего дома. Ох, и вкусной была в нём вода! Все деревенские ходили к нему за водой для самоваров.

Клуба у нас не было. Летом мы собирались на пятачок на лугу, зимой ходили по очереди по домам на посиделки. Приходили ребята из Знаменки, Племянникова, Срезнева, Львовки.

Уголок России. Голыгино

— Получив начальное образование, я стала работать, — продолжает рассказ моя собеседница. — Большую часть времени работала на свинарнике. Были в нашей деревне и другие фермы: конюшня, коровники, телятники, овчарня. Всё было… Но потом нас присоединили к Знаменскому совхозу. Фермы закрыли, скотину перевели. Люди начали разъезжаться. Почти полвека я прожила в Срезневе, купив там домик. До ухода на пенсию работала на ферме. Село было большое, красивое. Я там привыкла, полюбила его. Но теперь опустело и Срезнево. Поэтому два года назад племянники купили мне этот дом. Здесь и буду доживать.

Мы прощались с бабой Шурой на крылечке. На её руках пригрелся красивый пушистый кот с голубыми глазами. «Какой удачный кадр», — подумала я, вскидывая фотоаппарат.

— Никаких фото, — замахала руками Александра Константиновна. – Не хочу, чтобы знакомые увидели меня в газете старой и некрасивой.

По поводу этого можно было бы поспорить: для своих лет она прекрасно выглядит, один взгляд – весёлый и приветливый – чего стоит. Но я настаивать не стала: женщина есть женщина, даже в преклонном возрасте.

В памяти – каждая мелочь

Много интересного рассказал мне про Голыгино уроженец деревни Владимир Шеповалов. В середине шестидесятых годов прошлого века его родители приняли решение переехать в райцентр по причине того, что отцу приходилось пешком ходить на работу: он трудился в железнодорожной пожарной охране. Но ещё долгое время на все каникулы Владимир отправлялся в Голыгино к крёстной, потому что только там ощущал себя по-настоящему дома. Он признался, что и теперь по нескольку раз в год навещает родную деревеньку – это место тянет его к себе словно магнит. От того, что было здесь когда-то, теперь не осталось и следа. Но он помнит каждое дерево, каждый двор, каждую кочку.

Уголок России. Голыгино

— Когда мы там жили, в Голыгине было около тридцати домов в два порядка, расположенных буквой «Г» — Каталовка и Деревня. Почти все семьи были многодетными, имели от пяти до двенадцати детей. Поэтому на улице всегда было шумно и весело. Все жили очень дружно, сами пекли хлеб, питались, в основном, продуктами со своего подворья, что-то покупали в местном магазине. Помню, в нём продавались консервы, селёдка, конфеты-подушечки. А ещё брикеты фруктово-ягодного чая. Мы его ели, и от этого у нас чернели зубы.

В свободное время ребятишки гоняли в футбол, в лапту. Много занятий находили на пруду: весной катались на льдинах, зимой расчищали каток, летом купались. Словом, домой нас было не загнать. Но, помимо развлечений, у каждого были обязанности по хозяйству. Взрослые работали на ферме, кроме этого, все имели домашнюю скотину, огород, – дел хватало. Кстати, деревенское стадо пас наёмный пастух, и каждый двор по очереди его кормил и выделял помощника – подпаска. Хорошо накормить пастуха было делом чести, все старались приготовить в этот день лучшее, на что были способны.

Иногда к нам в деревню приезжала передвижная кинобудка на лошади. Прямо на улице, на стене большого амбара, натягивали полотно, и все собирались на просмотр. Это было огромным событием, все потом долго не расходились, обсуждали фильм.

Уголок России. Голыгино

Наша школа из красного кирпича стояла в центре деревни. Нас учила Капитолина Михайловна Гарина, она жила в Племянникове и каждый день пешком приходила в Голыгино на работу. После четырёхлетки мы отправлялись учиться в племянниковскую девятилетнюю школу.

Раз увидишь – не забудешь

— Что из того времени мне запомнилось больше всего? – пытаясь ответить на мой вопрос, Шеповалов задумался. – Всё запомнилось. Хоть уже всё в деревне разрушено и затянулось кустами, в памяти живо, как будто было только вчера. Куда ни брошу взгляд, сразу всплывает картинка из прошлого… Пожалуй, больше всего запомнилось половодье. Это было завораживающее зрелище. Вода с шумом шла со стороны Племянникова, по реке стеной двигались льдины размером с дом. А что удивительного? Снега тогда было столько, что заваливало до крыши. Помню, отец приходил из посёлка с ночной смены и откапывал нас снаружи, сами мы выбраться не могли. Как он сам добирался до дома после таких метелей, одному Богу известно. Но тогда это было обычным делом, никто не ныл. Наверно, на это не оставалось времени.

Такая вот история

Мы ещё долго разговаривали с Владимиром о населённых пунктах, исчезнувших с лица земли. И в процессе разговора он сообщил мне любопытную информацию. Оказывается, с правой стороны перед плотиной, перекрывшей когда-то Ягодную Рясу, находилась деревенька из нескольких домов с названием Вшивка. Она была образована во времена Столыпинской реформы переселившимися из Большой Знаменки крестьянами и просуществовала до середины прошлого века. В начале тридцатых годов в ней даже был образован колхоз. А такое название деревня получила из-за того, что переселенцы были самыми бедными жителями села.

Уголок России. ГолыгиноЯ побывала в Голыгине поздней осенью, зимой туда не проехать. Пробираясь сквозь заросли, натолкнулась на гнездо, оставленное улетевшими птицами. Эта находка – покинутое и опустевшее жилище – показалась мне очень символичной.

…Да, много интересного мы могли бы увидеть, если бы перенеслись в прошедшие времена. Но такой возможности у нас нет. Поэтому воспроизвести былое мы можем только в своём воображении, опираясь на архивные записи и рассказы людей. Они имеют огромную ценность для тех, кто дорожит историей родного края.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *